Рэй Далио — «Классовая борьба»

... о ряде движущих сил, которые систематически управляют изменениями, лежащими в основе рассветов и закатов империй...

Дата публикации 14 октября 2021г.

Источник — Ray Dalio, «Class strugles»

Перевод Pragmatos Capital
Авторские права

к главе «Детерминанты» из книги «Новый мировой порядок»


В главе 
«Детерминанты. Факторы, определяющие механизм работы вечного двигателя» из моей книги «Принципы взаимодействия с изменяющимся мировым порядком» я изложил ряд движущих сил, которые систематически управляют изменениями, лежащими в основе рассветов и закатов империй и обещал вам, что подробно опишу некоторые из них в последующих постах. Считаю это необходимым, поскольку данные силы имеют отношение ко всему, происходящему в настоящий момент в нашем мире. Первая из них, о которой я здесь поведаю читателям, посвящается классовой борьбе.

С тех самых времен, как ведется летопись, практически во всех сообществах львиную долю богатств и власти сосредотачивает в своих руках лишь небольшой процент населения («правящий класс» или «элиты»). [1]

Естественным образом, получающие все преимущества системы и контролирующие ее, по большей части, довольны такой системой и стремятся поддерживать ее функционирование. Вследствие того, что обладающие богатством могут оказывать влияние на власть имущих, а также поскольку власть предержащие способны воздействовать на состоятельных граждан, такого рода правящие классы или элиты заключают союзы между собой и желают, чтобы существующий порядок был неизменным. При этом каждый должен подчиняться решениям и законам, издаваемым правящим классом, не взирая на то, что подобная система расширяет пропасть между теми, кто обладает деньгами и властью и теми, кто лишен таких привилегий. И как результат, определенными классами людей, в чьих руках сосредоточены ресурсы и власть, запускается управление внутренним порядком, причем такие классы устанавливают симбиотические взаимоотношения друг с другом ради поддержания данного порядка. Несмотря на общность целей по недопущению подрыва устоявшегося порядка, со временем такие элиты вступают друг с другом борьбу за материальные ценности и влияние, и это на фоне того, как правящие классы борются еще и с гражданами, не принадлежащими к элитам, но желающими получить рычаги власти наряду с имущественными благами. Когда наступает период благодатных времен, и большинство людей переживают стадию процветания, конфликты не так остры, но, когда ситуация ухудшается, борьба ужесточается. Однако, в мире, где всё очень печально для большого процента населения – т.е., имеет место неразрешимый долговой кризис, слишком плохая экономическая ситуация, разрушительный природный катаклизм – вслед за собой неизбежно влекущие страдания, стресс и конфликты обязательно приводят к революциям и/или гражданским войнам.

Как много лет назад изрек Аристотель: «Бедные и богачи ссорятся друг с другом, и какая бы сторона ни взяла верх, вместо простого соперничества или установления народного правительства, выигравший желает получить политическое превосходство в качестве победного приза».

По классике жанра, большой цикл приобретает свои чёткие очертания вместе с периодами мира и продуктивности труда, чем непропорционально наращиваются материальные ресурсы, а это приводит к тому, что выгоду извлекает лишь небольшой процент населения, который исключительным образом контролирует подавляющую часть всех благ и власти. Впоследствии элиты становятся слишком перегруженными долгами, что влечет за собой плохие времена, а этим самый большой ущерб наносится наименее состоятельным и не имеющим сколь значимой власти. Далее неизбежны конфликты, являющиеся источниками революций и/или гражданских войн, а за ними миру явится уже новый порядок, и цикл повторится с начала.

На протяжении всего времени и во всех государствах, обладающие богатством одновременно являются собственниками и средств производства такого богатства и, с целью удерживать данную ситуацию, такие люди сотрудничают с власть имущими для того, чтобы установить некие правила и придать этим правилам законную силу.

И хотя сам принцип такого симбиоза неизменен, точная его форма эволюционирует и продолжит приобретать новые особенности.

Например, как объяснялось в главе 1, для большей части временного периода, прошедшего от 13-го до 19-го века, ведущий внутренний порядок по всему миру замыкался на правящих классах или элитах, представлявших собой 1) монархию, правящую при взаимодействии со 2) знатью, контролирующей средства производства (в те времена, когда капиталом являлась сельскохозяйственная земля), и/или с 3) армией. Работники рассматривались как часть средств производства и не обладали сколь ни будь весомым правом голоса в определении правил установленного порядка.

Даже те сообщества, которые незначительно контактировали друг с другом или вовсе не имели контактов, развивались схожим образом, поскольку в них складывались аналогичные условия и приходилось реагировать на ситуацию, а также по причине того, что принципы принятия решений были сходными. [2] По всем государствам всегда существовали и по-прежнему существуют различные уровни управления в масштабах штата/области, в муниципальном масштабе, и т. д., и на этом фоне в распоряжении людей есть универсальные и не подверженные влиянию времени принципы, согласно которым люди ведут свою деятельность и взаимодействуют друг с другом. Всё это с достаточной степенью прогнозируемости присуще всем живущим в мире. Монархии нуждались в персоналиях, которые занимались бы для них решением вопросов повседневной деятельности. На верхушке общества находились министры, которые осуществляли надзор за чиновничьим аппаратом, а чиновники выполняли различного рода работу, необходимую для функционирования органов власти. Существующая сегодня картина является просто результатом естественного развития универсальных и неподверженных времени способов взаимодействия, при этом различные государства обладают собственными культурными особенностями, которые добавляются к общему фону. Например, статус министров, помогавших монархам, эволюционировал в статус премьер министров и других министерских должностей, ныне существующих практически во всех государствах (хотя, в США они получили название «секретари»).

Со временем, такие системы эволюционировали различными, но вполне логичными способами, и данное развитие стало результатом схватки за обладание богатством и властью. Например, в Англии приблизительно 1200-го года имела место борьба за ресурсы и влияние, которая сначала постепенно, а затем внезапно обрела формы гражданской войны между аристократией и самодержавием, что служит примером динамики разворачивания подобного рода сдвигов. Подобно большинству таких конфликтов, борьба велась за деньги и власть с целью определить того, кто получит больше ресурсов. Самодержавие под властью короля Джона желало присваивать больше денег от налогоплательщиков, а знать хотела платить меньше тех самых налогов. Стороны не пришли к согласию относительно того, какое право голоса должно быть у аристократии по данному вопросу, поэтому все получило своё естественное развитие – гражданскую войну. Знать победила в той войне, сосредоточила в своих руках больше рычагов власти для того, чтобы устанавливать правила, что привело к созданию структуры, по началу названной «советом», а затем превратившейся в первый парламент, который эволюционировал в государственный орган, существующий в Англии нашего времени. Мирный договор, придавший данной сделке статус закона в 1215, называется Великая хартия вольностей. Как и большинство законов, этот также не имел решающего значения, когда вопрос касался власти, поэтому разразилась еще одна гражданская война, в ходе которой аристократия и самодержавие снова сцепились друг с другом за право обладать богатством и властью. В 1225 году участники конфликта издали новую Великую хартию вольностей под началом короля Генри III (сын короля Джона), а получающие власть должны были истолковать эту хартию и придать ей силу закона. Несколько десятилетий спустя борьба снова набирает обороты. В той войне знать сократила налоговые выплаты для нужд самодержавия, что принудило Генри III пойти на уступки требованиям аристократии. Эпизоды борьбы такого рода продолжались с завидным постоянством, провоцируя дальнейшее развитие внутренних устоев государств.

Перенесемся обратно к 15, 16 и 17-му столетиям, и каждый сможет увидеть, что имели место большие перемены в источниках богатств, сначала по причине мировой разведки их месторождений и колониализма (началось всё с португальцев и испанцев), а позже благодаря открытию капитализма (акции и бонды) и изобретению машин с высоким коэффициентом производительности, послуживших топливом для промышленных революций (в частности, пришедших на помощь голландцам, а затем и британцам). Всё это сделало тех, кто воспользовался благами таких источников благосостояния более могущественными – т.е., смещение по линии богатства и власти на протяжении этих веков происходило от а) знатных землевладельцев (в чьих руках в то время были ресурсы) и монарших персон (обладавших тогда политической властью) к б) капиталистам (те, кто в более поздний период получили все ресурсы) и избранным представителям или авторитарным лидерам правительств (те, кто позднее получили рычаги власти). Без малого все государства осуществляли подобные сдвиги – некоторые мирным путем, но в большинстве случае это происходило не безболезненно.

Например, во Франции в течение большей части 17-го и 18-го столетий короли осуществляли управление методом баланса распределения властных полномочий с тремя другими классами: 1) духовенством, 2) знатью и 3) мещанами. Существовали и представители этих трех групп, имевшие право голоса. Первые два класса, представлявшие интересы лишь 2-х процентов населения, получили большее количество избирателей – или в ряде случаев количество, аналогичное числу представителей горожан, составлявших 98 процентов населения. Такой внутренний порядок, основанный на трех классах, получил название

старый режим

(что означает «старый порядок»). Затем, практически в одночасье, он изменился революционным образом посредством Французской революции, начавшейся 5 мая 1789 года, когда третьему классу – мещанам – порядком надоела сложившаяся система, они свергли два других класса и сосредоточили власть в своих руках. В то время в большинстве стран по всему миру превалировал такой же базовый порядок правления – т.е., самодержавие и знать, представлявшие интересы очень небольшого процента населения и обладавшие львиной долей материальных ресурсов, господствовали до тех пор, пока как гром средь ясного неба не разразится гражданская война/революция, которые способствовали замене старого порядка новым правящим порядком, слишком не похожим на своего предшественника.

Несмотря на то, что формы внутреннего порядка для ведения такой классовой борьбы были и остаются разными в разных странах, их развитие шло похожим путем через государства. Например, они эволюционировали как постепенно (посредством реформ), так и внезапно (посредством гражданских войн/революций), и эти формы развивались с тем, чтобы стать такими правилами устройства, которые сегодня существуют во всех странах. Я предвижу, что они продолжат эволюционировать постепенно и внезапно, чтобы порождать новый внутренний порядок. По мере того, как классы, получают преобразования на ниве материальных ресурсов и власти, процессы, являющиеся источниками таких перемен, по большей части остаются прежними через времена и вплоть до дня сегодняшнего. Такие изменения появляются благодаря борьбе, которая уже стала причиной для а) мирных реформ посредством переговоров и б) насильственных преобразований через гражданские войны и революции. Черед мирных реформ имеет свойство наступать раньше в ходе цикла, тогда как кровопролитные гражданские войны и революции склонны к тому, чтобы проявиться на более поздних стадиях цикла, и всё это действительно так и происходит, в силу логических причин, в которые мы погрузимся далее по тексту.

Я не в силах преувеличивать важность классовой борьбы относительно борьбы индивидуумов. Мы, особенно живущие США, стране, воспринимаемой как «плавильный котел», склонны в большей степени фокусироваться на борьбе индивидуумов, и не уделяем должного внимания классовым конфликтам. Я не в полной мере осознавал важность классовой борьбы, пока не предпринял расширенное изучение истории, что побудило меня сформулировать следующий принцип:

Во всех государствах с течением времени (хотя и в различной степени) люди оказываются в границах «классов» либо потому, что сами избрали свое место рядом с подобными себе, либо вследствие того, что окружающие по логике стереотипа причисляют их к определенным группам.

Власть обычно делится среди трех или четырех классов.

С кем и с чем люди ощущают себя наиболее связанными, в большей степени обосновывает и со всей вероятностью будет определять то, какому классу принадлежат персоналии; принцип, по которому люди распределяются на классы, определяет личности, которые приходятся им друзьями или союзниками и тех, кого можно называть врагами. Хотя наиболее общеизвестными и серьезными классовыми отличиями являются принадлежность к имущим и неимущим, правым (т.е. капиталистам) и левым (т.е. социалистам), существует немало других важных отличительных признаков, таких, как раса, этнос, религия, гендер, стиль жизни (напр., либеральный или консервативный), а также место жительство (напр., городская прописка против пригорода и против сельской местности). Говоря в общих чертах, люди склонны собираться в соответствующие классы, и когда властвуют благоприятные времена на ранней стадии цикла, наблюдается всеобщая гармония в отношениях между классами, а когда наступает черная полоса, среди представителей разных классов часты вспышки противоречий.

Что мне лично по душе, это тот факт, что Соединенные Штаты являются государством, где подобное классовое различие имеет наименьшее значение, но при этом разделение на классы в США по-прежнему ощущается, и важность данного вопроса возрастает с приходом тяжёлых времен, когда усиливаются классовые конфликты.

С целью помочь вам в получении картины более доскональным образом, давайте выполним простое упражнение. Предположим, что большинство людей, хорошо знающих вас лично, смотрят на вашу персону, как на представителя одного или нескольких классов, поскольку считают это обоснованным. Теперь вообразите себе, как вас воспринимают окружающие, взгляните на перечень ниже и задайтесь вопросом – к какому классу относите себя лично вы. После того, как ответите на этот вопрос, спросите себя о том, к какому классу вы чувствуете притяжение, а представителей такого класса вы желали бы иметь в союзниках. Какие классы вам не нравятся и рассматриваются вами как вражеские? Какие классы являются правящими, а которые из групп представляются вам революционно настроенными, желающими свержения элит? Какие группы переживают собственный взлёт, и какие находятся в стадии упадка?

Вы могли бы принять взвешенное решение, записав для себе следующие пункты и подумав над ними, поскольку в течение более серьезного конфликта те классы, к которым принадлежите вы или к которым вас причисляют окружающие, приобретают всё более весомое значение в определении того, на чьей стороне будете вы и против кого выступите, что именно предпримете и где вы обнаружите себя по завершении борьбы.


  • Богатый или бедный?

  • Правый, левый или умеренный?

  • Раса?

  • Этнос?

  • Религия?

  • Гендер?

  • Стиль жизни (напр., либеральный или консервативный)?

  • Место жительства (напр., город, пригород или сельская местность)?

Сегодня по-прежнему небольшой процент населения, имеющий происхождением лишь один или несколько вышеперечисленных классов, обладает львиной долей материальных ресурсов и влияния, устанавливая повсюду свои законы в качестве «элит». Как по мне, является очевидным, что класс капиталистов в настоящее время обладает подавляющим финансовым могуществом в большинстве стран, а политическая власть в демократических государствах находится в руках всех людей, имеющих право голоса, тогда как в авторитарных державах рычаги влияния отданы в руки ограниченного количества персон, избранных в ходе некоей процедуры, определяемой как голосование. [3] Таким образом, на сегодняшний день в большинстве случаев такие избранники являют собой «правящие классы» или «элиты», осуществляющие надзор за существующим внутренним порядком, хотя в настоящее время все они под огнем, поэтому есть вся вероятность смещения ориентиров. Например, прямо сейчас в Соединенных Штатах набирает силу движение, которому предстоит быть гораздо более инклюзивным с точки зрения состава, включающего представителей различных классов из капиталистического мира, нацеленного на прибыль, а также из мира политики. Подобное смещение может сослужить хорошую службу, а может оказаться фатальным, в зависимости от того, как управляются процессы – миролюбиво или с применением насилия, а также с грамотным подходом или без особого раздумывания.

Одной неподверженной влиянию времени и универсальной истиной, отслеженной мною с оглядкой назад до момента, с которого я начал изучать историю

, влоть до эпохи Конфуцианства, а Конфуций жил примерно в 500 г. до нашей эры, является тот факт, что наиболее стабильно успешными являются сообщества, основанные на широчайшем диапазоне человеческого разнообразия и возложившие на людей ответственность согласно их заслугам, не беря за основу привилегии, поскольку 1) идет поиск самых одаренных, которые будут хорошо выполнять свою работу, 2) перед такими сообществами лежит всё разнообразие перспектив, а также 3) такое устройство воспринимается как наиболее справедливое, что благоприятствует социальной стабильности.

Я полагаю, что формы сегодняшнего внутреннего порядка в государствах, по аналогии таковым и в прошлом, продолжат своё развитие, чтобы превратиться в нечто совершенно иное при содействии борьбы различных классов между собой, а цель такой борьбы – это установление принципов, по которым будут разделены ресурсы и политическая власть. Поскольку динамические сдвиги по линии материальных ценностей и влияния имеют слишком большое значение, стоит повнимательнее присмотреться к подобным процессам, дабы распознать те классы, что получают выгоду и те, что утрачивают богатство и власть (напр., в настоящее время девелоперы искусственного интеллекта и информационных технологий находятся на подъеме, чтобы получить свою выгоду за счет тех ресурсов, на замену которым и приходят данные технологии). К тому же, необходимо распознать реакцию в ответ на подобные сдвиги, которая приводит к смене циклов.

Если говорить о том, каким образом я это вижу, то всё вокруг изменяется классическим образом, пребывая под действием проверенного временем механизма вечного двигателя. Данная машина уже произвела на свет и продолжает служить источником возникновения различного рода систем, таких, как коммунизм, фашизм, автократия, демократия, а также их наследников в ходе эволюции наряду с гибридами данных систем. Примером гибрида может служить «государственный капитализм» в Китае. Механизм даст начало существованию новых форм внутреннего порядка в деле разделения имущественных ценностей и распределения политической власти, чем окажет огромное влияние на нашу с вами жизнь, а всё это основывается на выборе людей своей манеры общения и поведения друг с другом, как и на том, каким образом человеческая природа сочетается с выбором, которому отдается предпочтение людей.

Говард Маркс "Нечто, представляющее ценность"

[1] Например, за последнее столетие доля богатства для топа 1-го процента населения США варьировалась от 50 процентов в 1920-х до значения немногим более 20 процентов в поздние 1970-е. В Соединенном Королевстве данный показатель находился в границах от более, чем 70 процентов в 1980-х и до нынешней цифры, примерно равной 35 процентов (получено из мировой базы данных о неравенстве). Подобное смещение в цифрах неравенства можно проследить как минимум до Римской республики, как описывает его Вальтер Шейдель в книге «Великий уравнитель».

[2] Например, в течение большой части исторического пути, Европа, Китай вместе с большинством государств имели монархов во главе системы и знать в качестве правящего класса, хотя, внутренний порядок в этих странах нельзя назвать совершенно идентичным. В Европе одной из составляющей правящего «коктейля» являлась церковь. В Японии элитами, сосредоточившими все в своих руках, были монархи (император и его министры), армия и бизнес сообщество (торговцы и ремесленники).

[3] Это вовсе не означает, что тем персонам, кто правит автократиями, не приходится в конечном счете держать ответ перед людьми, поскольку народ в состоянии сбросить любое правительство.

Поделиться

Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к экслюзивным материалам

Поделиться

Блог

shutterstock_1548797354_1

Что делать с рублями и рублевыми активами?

Инвестиции связаны с будущим. Но как нам успешно инвестировать, если мы не можем ни предсказать будущее, ни контролировать его? Говард Маркс, Oaktree Capital ($164 млрд. под управлением)
shutterstock_1898381929_13

Как пополнить счет рублями <br> в Interactive Brokers

Краткая инструкция для создания и заполнения платежного поручения для пополнения счета рублями в Interactive Brokers
shutterstock_350416217_12

Говард Маркс — Ветра перемен

Мое внимание привлекают вовсе не «макроперемены» — что произойдет с ВВП, инфляцией и процентными ставками в следующем году, а скорее, «макроперемены», способные на долгие годы оказывать влияние на нашу жизнь.…
shild-pragmatos-back

Подпишитесь прямо сейчас

Зарегистрируйтесь на сайте и получите бесплатный доступ к эксклюзивным материалам
на сайте Pragmatos Capital: статьям,
переводам и обзорам рынка