Рэй Далио — Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Настоящий материал посвящается империи под названием США и ее пути по направлению, который нам указывает архетипический большой цикл сверхдержавы-гегемона. Он охватывает период вплоть до Второй мировой войны. В части второй мы пробежимся, начав со времен начала нового мирового порядка и остановившись прямо на сегодняшнем моменте. А он будет представлен четвергом 21-го июля.

2020 год

Источник — RAY DALIO. THE CHANGING WORLD ORDER

Перевод Pragmatos Capital
Авторские права

Глава 5 часть 2. Большие циклы США и доллара / The Big Cycles of the United States and the Dollar

Новый мировой порядок с 1945 года и по сегодняшний день

Как уже стало традицией, после завершения Второй Мировой войны державы-победители, а наиболее важными из них являлись США, Британия и Советский Союз (в то время называемые «Большой Тройкой»), провели встречу, чтобы создать новый мировой порядок. Он включал разделение мира на географические зоны влияния и установление новой денежно-кредитной системы. Несмотря на то, что Франция, Китай и пара других государств формально шли в одном ряду с державами-победителями, они были менее значимыми игроками. А Германия, Япония и Италия, будучи побежденными и ослабленными войной, не могли считаться ведущими государствами, и даже независимыми странами; они были в полном подчинении к США и шли в их фарватере. Британия, которая в сущности оказалась в положении банкрота, также примкнула к США. Советский Союз закрепил за собой роль ведущей державы-конкурента, не ориентировавшейся на США, поэтому, Советы сформировали свой собственный лагерь со своими союзниками. Хотя непосредственно после войны имел место период вполне сносного сотрудничества между двумя лагерями, прошло совсем немного времени до того, как мир оказался разделенным между капиталистическим/демократическим лагерем под руководством США и коммунистическим лагерем с авторитарными лидерами у руля государств под контролем Советского Союза. В каждом лагере действовала собственная денежно-кредитная/экономическая система, при этом, существовало небольшое количество менее значимых государств, не примкнувших ни к одной из зон влияния.

График ниже демонстрирует совокупные показатели могущества для США, Британии, России и Китая с момента окончания войны. Эти индексы охватывают сложившуюся общую картину.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Сейчас мы глубже погрузимся в последовательность событий, представляющих определенный интерес.

Геополитическая ситуация, сложившаяся после Второй мировой и расклад сил в военном отношении

Упомянутые три основных центра влияния и другие участники провели совещания на разного рода площадках – Ялтинская Конференция, Потсдамская Конференция и Бреттон-Вудская Конференция заслуживают отдельного внимания – и разделили мир. При этом на одной его стороне были капиталистические/демократические страны под контролем США, а противоположную сторону представляли государства, с коммунистической формой правления и властью, сосредоточенной в руках авторитарных лидеров, а курс для них указывал Советский Союз. Каждая из сторон взяла на вооружение собственную денежно-кредитную систему. Германию раскололи на две части, при этом Соединенные Штаты, Великобритания и Франция получили контроль над Западной Германией, а Россия контролировала Восточную Германию. Япония находилась в подчинении США, а Китай вернулся в состояние гражданской войны между коммунистами и капиталистами (т.е., националистами). В отличие от ситуации, сложившейся после Первой мировой войны, когда Соединенные Штаты избрали для себя относительно изоляционистский путь, по окончании Второй мировой США изначально взяли на себя роль мирового гегемона, поскольку на их стороне был экономический, геополитический и военный потенциал.

В геополитических масштабах Западный мир под управлением США растянул свои владения на восток от США через всю Западную Европу с проникновением в Германию, расколотую на западную ее часть (которая контролировалась США и государствами-сателлитами Америки) и восточную вдоль разделительной линии, известной как Железный Занавес. По направлению на восток от этой линии, с курсом, следующим через Восточную Европу и Советский Союз до самой Кореи, расположились владения Страны Советов. Корея, подобно Германии, была разделена, причем север этого государства попал под контроль Советского Союза, а Американцы установили свое господство в Южной Корее. Китай по сути дела остался в положении ослабленного государства, погруженного в гражданскую войну. Он вернул под свой контроль Шанхай и прочие территории на материковой части, которыми владел ранее. Однако, Гонконг не был возвращен Китаю (при этом, по условиям соглашения от 1898 года, Поднебесная должна была получить обратно под свой контроль большую часть этой территории не ранее, чем по прошествии 99 лет). Остался Китай и без территории под названием Формоса (ныне Тайвань). На начальном этапе между Советским Союзом и Китаем установились сотруднические взаимоотношения, однако, долго это не продлилось. В противоположном направлении с курсом на запад от США и по территории Тихоокеанского региона, на всем протяжении вплоть до южной части Кореи, растянулись зоны влияния США. Территории, над которыми властвовала Британская империя, преимущественно оставались прежними непосредственно после окончания войны, за исключением некоторых незначительных включений в сферу контроля Британии. Что касается геополитических институций, то в 1945 году была учреждена Организация Объединенных Наций, ее штаб-квартира располагалась в Нью-Йорке, что само по себе служило отражением позиции США как мирового гегемона

В плане идеологической составляющей, мир, находившийся под управлением США был царством капитализма и демократии, тогда как часть планеты, которую подчинил себе Советский Союз, взяла курс на строительство коммунизма, сосредоточив всю власть в руках авторитарных лидеров. Денежно-кредитная система, которой придерживались США и чьим правилам неотступно следовали страны-сателлиты, предусматривала привязку доллара к золоту, а валюты других государств привязывались к самому доллару. Такую систему взяли на вооружение более, чем 40 стран. Поскольку США в то время обладали примерно двумя третями мировых запасов золота и вследствие того, что США значительно превосходили любое другое государство своей экономическим могуществом и военным потенциалом, данная денежно-кредитная система зарекомендовала себя наилучшим образом и действует до сих пор. Советский Союз и государства, введенные в политико-экономический блок под контролем СССР, были ощутимо менее процветающими образованиями и основывались на фундаменте, который был значительно слабее, чем у стороны оппонентов.

Раскол с самого начала был слишком очевидным. Президент Труман подытожил сложившуюся ситуацию в своей мартовской речи 1947 года, в общих чертах представив то, что в настоящее время именуется как «Доктрина Трумана»:

«В этот самый момент мировой истории практически каждой нации необходимо сделать выбор между альтернативными укладами собственной жизни. Зачастую выбор этот диктуется отнюдь не свободным правом. Один образ жизни основывается на воле большинства населения, и его отличают свободные от политического влияния институции, представители большинства в управлении государством, свобода волеизъявления, гарантии личностной свободы, свобода слова и вероисповедания, а также свобода от политически мотивированного преследования. Второй путь для жизненного уклада государства продиктован тем, что сильная воля меньшинства принудительно навязывается большинству. Такой стиль управления основывается на страхе и подавлении всяческих признаков независимого мнения, средствах массовой информации, находящихся под контролем государства, избирательном процессе, который не отклоняется от намеченного курса и подавлением личностных свобод. Я считаю, что Соединенные Штаты обязаны сделать своей политикой поддержку свободолюбивых народов, которые сопротивляются попыткам подчинения со стороны вооруженного меньшинства или сил, оказывающих давление извне. «1

Политический уклад, который действует между государствами, сильно отличается от такового в границах стран. Все потому, что внутри государств существуют законы и нормы поведения, управляющие всем процессом. Вместе с этим, на международном уровне наиболее значимой представляется грубая сила, а законы, правила и взаимно согласованные договора и организации по урегулированию споров, подобные Лиге Наций, ООН и Мировой Организации Торговли, не имеют большого значения. Вести деятельность в общемировом масштабе подобно тактике выживания в джунглях, где все получают те, кто умеет приспосабливаться и где «все средства хороши». Именно это делает сильную армию настолько важной составляющей государства.

Не отклоняясь от тех же идеологических и геополитических курсов, создавались и военные альянсы. В 1949 году военный альянс из 12-ти государств (и еще больше стран присоединились позднее), чьи рамки ограничивались лагерем США, сформировал Организацию Североатлантического договора (НАТО), а в 1954 году между США, Британией, Австралией, Францией, Новой Зеландией, Филиппинами, Таиландом и Пакистаном была учреждена Организация Договора Юго-Восточной Азии для предотвращения распространения коммунизма в Юго-Восточную Азию. В 1955 году военный альянс государств, находившихся в Советском лагере, сформировал Варшавский Договор.

Как показано на графике ниже, американцы и Советский Союз вкладывали огромные средства в наращивание ядерных вооружений, и целый ряд государств следовал их политике. Данный вид оружия никогда не применялся из-за угрозы гарантированного взаимного уничтожения Хотя, пару раз была ситуация, когда эта угроза приблизилась вплотную (т.е., кубинский ракетный кризис 1962 года). На сегодняшний день, в том или ином объеме арсенала и степенью его поражающей способности, 11 государств обладают ядерным оружием или находятся на той грани, когда они им обзаведутся. Наличие ядерных вооружений несомненно дает каждому большой козырь в игре за получение власти над этим миром. Поэтому не сложно понять, почему некоторые государства желали бы получить его, тогда как другие страны хотели бы не допустить их обладание таким весомым аргументом. Безусловно, что наряду с наращиванием ядерного потенциала, были созданы новейшие системы вооружений, причем в большом их разнообразии. И, хотя ядерные войны не отметились своим присутствием на нашей планете, имел место целый ряд конфликтов на фоне противостояния коммунизма и других идеологий, оппонирующих США. Наибольшее внимание здесь заслуживают Корейская война 1950-х годов, Вьетнамская война эпохи 1960-х, две войны в Персидском заливе, происходившие в 1990-м и 2003 годах, а также война в Афганистане, начавшаяся в 2001 и продолжающаяся по сей день. Все эти конфликты были затратными в плане материальных ресурсов, человеческих жизней, а также стоили для США утраты общественной поддержки. В чем же эти конфликты можно считать оправданными? Это решать в любом случае не нам с вами. Для Советского Союза, который обладал гораздо более слабой экономикой с меньшей ее долей в мировых масштабах, чем экономика США, расходование ресурсов, достаточных для конкурирования с США в военном отношении и поддержания жизнеспособности собственной империи, вело к неминуемому банкротству.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Бесспорным является факт, что мощь армии заключается далеко не только в обладании ядерным вооружением, и многое изменилось со времен Холодной войны. Как обстоят дела со всем этим в настоящее время? Хотя я не являюсь военным экспертом, мне удалось побеседовать с несколькими знающими людьми, которые привели меня к осознанию следующего факта. Несмотря на то, что США остаются сильнейшей военной державой, они не господствуют во всех без исключения частях мира и во всех отношениях такого доминирования, тогда как накаляется обстановка с ее потенциальной возможностью бросить вызов могуществу США в военной сфере. Мне дали понять, что существует вполне существенная вероятность того, что США окажутся проигравшей стороной в войне с Китаем и Россией в их собственных геополитических зонах влияния. В любом случае, США будет как минимум нанесен неприемлемый ущерб, и есть вероятность, что государства второго эшелона не упустят возможности столкнуть вниз пошатнувшегося гегемона. Это уже не те старые добрые послевоенные времена, отметившие собой начало нового мирового порядка, сложившегося после 1945 года, когда США являли собой несомненно единственную господствующую военную державу, которой никто не смел угрожать. Хотя сценариев высокого риска можно насчитать целый ряд, наиболее настораживает тот, при развитии которого Китай предпримет шаги по насильственному возвращению Тайваня под свой контроль.

Что будет представлять собой следующий вооруженный конфликт? Представляется вполне очевидным, что будут задействованы новые военные технологии и, таким образом, война будущего будет разительно отличаться от последней войны в той же степени, в которой тактика ведения более ранних войн отличалась от конфликтов, имевших место до них. Традиционно государство, которое побеждает в войне, превосходит оппонента по расходам, вложению капиталов и способно дольше него переживать тяготы войны. Поскольку расходование материальных ресурсов на армию отбирает государственные деньги от выполнения задач по обеспечению социальных программ и вследствие того, что военные технологии идут рука об руку с технологиями частного сектора, наивысший риск для ведущих государств состоит в том, что с течением времени они проигрывают гонку экономики и технологий.

Денежно-кредитная и экономическая системы, сложившиеся после войны

Транзакции между государствами и деньги, участвующие в них, отличались и по-прежнему сильно отличаются от операций, проводившихся внутри стран. Все потому, что в границах государств правительственные структуры устанавливают контроль над ключевыми аспектами относительно средств взаиморасчета и проведения сделок (подобные контролю за тем, какая валюта используется, как много ее есть в наличии, какова ее ценность, кто и как осуществляет транзакцию и каким образом, и т.д.). В то же время, при проведении сделок между государствами, ключевые аспекты относительно денежных средств и транзакций должны являться предметов взаимного согласования участников. Например, внутри отдельно взятой страны правительство может издать указ, что допускается использование лишь эмитированных им бумажных денег, тогда как между государствами допустимым средством взаиморасчетов считается валюта, в отношении которой нет возражений ни у одной из сторон-участниц сделки. Вот почему золото и резервные валюты приобрели столь высокую значимость в деле проведения транзакций между государствами. И одновременно с этим, собственное население внутри страны, как правило, использует деньги, чью эмиссию осуществляет данное государство, при взаиморасчетах со своими согражданами. При этом население отдельно взятой страны не слишком обращает внимание на тот факт, что такие деньги не слишком-то ценятся за пределами такой страны.

Внутри государств частным лицам не позволялось владеть золотом 2 или осуществлять сделки с его участием, поскольку государственные структуры желали сохранить за собой возможность контролировать вопросы, касающиеся предоставления денег собственному населению и ценности самих денег, наряду с процессами распределения материальных ценностей среди своих граждан. Предоставление населению права владеть золотом могло нарушить устойчивость всей системы, поскольку золото является альтернативой бумажным деньгам, чье обращение не контролируется государством и которые граждане могут использовать взамен денег, эмитированных правительством. Таким образом (дабы несколько упростить объяснение), внутри государств или в рамках компаний люди пользовались бумажными деньгами, чей оборот государство держало под контролем, а когда они хотели приобрести нечто у другого государства, как правило, обменивали бумажные деньги государственного образца на бумажную валюту государства-поставщика необходимых товаров. Обмен производился с участием центрального банка, а центральный банк расплачивался с другим центральным банком золотом. Или же, если вести речь об американских гражданах, то они бы по заведенному порядку оплачивали покупку в долларах, а продавец товаров сдавал полученную выручку в центральный банк своей страны, чтобы обменять ее на местную валюту. Центральный банк обращал свой излишек долларов в золото и таким образом золото покидало резервный счет центрального банка США и поступало на резервный счет центрального банка другой страны. И как результат, золотые резервы центрального банка истощались, если государство тратило больше, чем оно зарабатывало, и наоборот, золотовалютные резервы росли, если доходы страны превышали ее расходы.

Что касается конкретных новых денежно-кредитной и экономической систем, сложившихся после войны, то была одна их разновидность для лагеря государств под управлением США и вторая, характерная для стран Советского лагеря. Стоит отметить, что существовало несколько государств, которые не входили в орбиту одного и второго гегемона, имеющие собственные валюты, не привязанные к резервной валюте и не получившие широкого применения. Страны, входившие в лагерь США – который насчитывал 44 участника – провели сборы в 1944 году в Бреттон Вудсе, Нью Гемпшир, чтобы сформировать денежно-кредитную систему, которая во главе угла ставила доллар и золото. Советский Союз обустроил собственную денежно-кредитную систему, сосредоточенную на валюте этого государства, а именно, рубле. Данная монетарная система представлялась как гораздо менее значимая.

Бреттон-Вудское соглашение подготовило почву для становления доллара в качестве ведущей мировой резервной валюты. Это был естественный ход событий, поскольку две мировые войны, помимо прочего, сделали США наиболее могущественным и богатым государством. Америка заработала свои капиталы при помощи огромных объемов экспорта, и к окончанию Второй мировой войны она накопила крупнейшие запасы золота /денег, не имевшие аналогов в мировой истории. На счет этих сбережений приходилось около две трети мировых резервов золота/денег, находившихся в государственной собственности, а их сумма была эквивалентна той, которая расходуется на восьмилетние объемы импортной продукции. Даже после войны Америка продолжала зарабатывать большое количество денежных средств при помощи огромных экспортных объемов. Другими словами, США были чрезвычайно состоятельным субъектом мировой торговли.

Если проводить аналогии с другими странами, то они были попросту разорены, что весьма затруднило им задачу по закупке всего необходимого у США и других участников рынка. Кроме того, что у них вовсе не было денежных средств, Европа и Япония не имели ничего, что можно было бы предложить на продажу в послевоенный период, поскольку их объединяла общая беда – разрушенная экономика. В качестве решения данной проблемы и меры по борьбе с распространением коммунизма, Соединенные Штаты предложили пакеты помощи в гигантских объемах. Помощь предоставлялась Западной Европе и Японии (известная как планы Маршалла и Доджа), и эта поддержка зарекомендовала себя с хорошей стороны а) для опустошенных войной наций, б) для США в плане их экономики, поскольку государства-получатели помощи использовали предоставленные денежные средства на закупку товаров у США, в) для США в аспекте их геополитического влияния за пределами собственных границ, г) а также для позиции доллара в качестве ведущей резервной валюты мира, которая лишь укрепилась на фоне увеличения его оборота. Все ведущие центральные банки в истории следовали и следуют такому процессу с теми или иными отклонениями вдоль собственной траектории. Наиболее близкой к нашему времени является инициатива Китая «Один пояс-один путь», и она предлагает собой такие же преимущества, но уже для Китая.

Что касается денежно-кредитной политики, то, начиная с 1933 года и вплоть до 1951, объем денежных средств, стоимость денег (т.е., процентные ставки), а также то, куда направляются потоки наличности, всё контролировалось Федеральным Резервов. Этот подход применялся для того, чтобы наилучшим образом служить интересам и далеко идущим целям государства, а вовсе не с тем, чтобы позволить свободному рынку регулировать размещение денежных и кредитных средств. 3 В частности, ФРС напечатала большой объем денежной массы на скупку долговых обязательств, установила потолок для процентных ставок, которые могут взимать кредиторы и держала под контролем то, на какие нужды направлялись деньги, выдавая свое разрешение. Такая тактика применялась для того, чтобы высокая инфляция не подталкивала процентные ставки к недопустимо высокому уровню, и не было более привлекательных потенциальных объектов инвестиций, в которых могло сберегать население по желанию собственного правительства, чем долговые активы.

В след за краткосрочной послевоенной рецессией, возникшей на почве снижения военных расходов государства, США вступили в длительный период мира и процветания, поскольку на авансцену вышли соответствующие большие циклы, усиливающие друг друга. Наиболее важным представлялось начало нового долгового цикла вместе с новой денежно-кредитной системой, а также уменьшение расслоения по уровню жизни и на почве ценностных ориентиров. Таким образом, общая обстановка способствовала ничему иному, кроме как великому объединению усилий в деле достижения мира и процветания, а на планете доминировала сверхдержава, с которой никто не желал вступать в противоречия. Кроме того, цены акций на биржах были чрезвычайно низкими. И в результате, экономика и рынки США сохраняли устойчивые позиции в течение многих последующих лет.

В течение послевоенного периода по восстановлению баланса, который пришелся на годы с середины 1945 и по середину 1947, свыше 20-ти миллионов людей были демобилизованы из вооруженных сил и уволены со службы, связанной с военной отраслью. При этом уровень безработицы вырос незначительно – с 1,9% до 3,9%.4 В то же время, накопились как отложенный спрос, так и сбережения на финансирование этого спроса. Таким образом, прекращение действия законов о нормированном распределении ресурсов подпитало всплеск потребительских расходов населения. Кроме прочего, дешевая ипотека была доступна для ветеранов, что привело к буму жилищного строительства и улучшению бытовых условий. Наблюдался возврат к сферам деятельности, приносящим прибыль, что поднимало спрос на рабочую силу, и таким образом, занятость населения демонстрировала незаурядные показатели. Экспортные объемы демонстрировали устойчивость, поскольку правительство Соединенных Штатов (посредством планов Маршалла и Доджа) помогло формированию рынка высокого спроса для американских товаров за пределами США. Кроме того, приватный сектор США вышел на международный уровень и активно инвестировал на территориях других государств с 1945 до 1970-х годов. Такая среда была благоприятна для бизнеса, получения прибыли и для акций, поскольку американские корпорации были необычайно прибыльными после войны, и в то же время стоимость акций в сравнении с облигациями была очень низкой (напр., заработок на акциях и поступления с дивидендов были на порядок выше, чем доходность по облигациям). Дешевизна акций объяснялась тем, что население, перенесшее годы депрессии и войны, слишком неохотно шло на риск, поэтому в значительной степени предпочтение отдавалось потоку доходов с нулевым риском вместо рискованного источника доходов. Данный набор условий создал фон для процветания в течение нескольких десятилетий и для повышения цен на рынке акций, что укрепило доминирование Нью Йорка как мирового финансового центра, привлекая все новые объемы инвестиций и дальнейшее усиление роли доллара как резервной валюты.

Такого рода мир и процветание кроме прочего предоставляли финансовую поддержку для улучшения уровня образованности населения, изобретения потрясающих технологий (напр., полет на луну), а также для неизмеримо большего количества благородных целей. Другими словами, послевоенные Соединенные Штаты демонстрировали тот самый переход в фазу подъема большого цикла, а данное улучшение экономической конъюнктуры – это тенденция, изменяющаяся по всем направлениям, когда входящие в нее составляющие взаимно усиливают друг друга, двигаясь по нарастающей. В середине 1960-х бытовало мнение, что экономика – это наука. Таким образом, вполне ожидаемо, что экономическое процветание и рынок ценных бумаг неизменно следуют темпам колебаний, происходящих вдоль линии повышательной тенденции. И поэтому, имеет смысл делать покупки, основываясь на «средних значениях долларовых расходов» — т.е., покупать систематически с тем, чтобы можно было играть на резком снижении цены, а также на ценовых максимумах. Благодаря этой самонадеянной философии, которая шла вразрез с консервативной психологией, исповедовавшейся в 1950-е годы, рынок ценных бумаг достиг своего максимума в 1966, что ознаменовало конец хороших времен, и данная ситуация сохранялась на протяжении 16 лет, вплоть до 1982, когда рынок ценных бумаг достиг своего дна. Правда, стоит отметить, что никто своевременно не распознал это, поскольку общее настроение нельзя было охарактеризовать иначе, как возвышенный оптимизм, и откат рынка с его пика был воспринят как очередное ценовое снижение, на котором можно сыграть.

Именно в 1960 году и зародилась моя непосредственная связь с происходившими событиями. Я начал инвестировать в 1961 году в возрасте 12 лет. Безусловно, я не в полной мере осознавал, что я делаю и не имел понятия о том, насколько удачливыми были я и мои современники. Я родился в нужное время (сразу после войны и в начале подъема рыночной конъюнктуры послевоенного большого цикла, обусловленного ранней тенденцией к оживлению в долгосрочном долговом цикле, тогда как доминирующая мировая держава обеспечила десятилетия мира, процветания и повышения цен на рынке), а также в нужном месте (в Соединенных Штатах, являвшихся самым процветающим и могущественным государством в мире). Мне также посчастливилось, что моим воспитанием занимались любящие родители, заботившиеся обо мне в ту самую эпоху, когда Американская мечта о равных возможностях позволила мне получить хорошее образование в бесплатной средней школе и выйти на такой рынок труда, который дал мне равные со всеми блестящие возможности в то волнительное время идеализма и больших мечтаний, которое вдохновляло меня. В моей памяти запечатлен Джон Кеннеди, харизматичный лидер, давший нации «крылья» для полета на луну и побудивший ее на борьбу с целью избавиться от нищеты и обеспечить всем их гражданские права. 5 Каждый мог мечтать о великом, усердно трудиться и осуществлять те самые мечты, а успешные люди в то время были примером для подражания. В 1960-х годах являться представителем среднего класса было превосходным преимуществом. Соединенные Штаты являлись ведущей страной-производителем, поэтому рабочая сила ценилась высоко. Подавляющая часть взрослого населения была в состоянии найти прекрасную работу, а их дети получали образование в колледжах и росли в достатке. Так как большинство населения принадлежали к среднему классу, то больше половины граждан имели право считать себя счастливыми людьми.

На протяжении всех благодатных 1960-х, США применяли классический подход, чтобы все больше сталкивать мир под власть доллара. Например, банки США стремительно наращивали количество финансовых сделок и операций по выдаче кредитов на иностранных рынках. В 1965 году всего 13 американских банков имели собственные филиалы за границей. К 1970 году уже 79 банков обзавелись такими отделениями, а к году 1980-му без малого каждый банк США обладал как минимум одним иностранным филиалом, а общее количество отделений банков за границей выросло до 787 учреждений. 6 Операции по предоставлению долларовых кредитов в мировых масштабах переживали свой собственный бум. Тем не менее, как это обычно бывает, а) те, кто стремительно богатели, злоупотребляли своим положением, и с финансовой точки зрения действовали безрассудно в то время, как б) конкуренция на мировой арене, особенно со стороны Германии и Японии, набирала обороты. И в результате, потоки наличных и кредитных средств американцев стали иссякать в то самое время, как положительное сальдо внешнеторгового баланса государства США обращалось в ноль.

Слабеющие фундаментальные показатели второй половины 1960-х, которые способствовали концу эпохи бреттон-вудской денежно-кредитной системы

Как объяснялось в главе 2, когда вводятся в обращение требования по получению твердой валюты (т.е. банкноты или бумажные деньги), то на первых порах выпускается такое же количество требований по получению «твердой валюты», сколько такой валюты существует в банке. Однако, не проходит большое количество времени, как держатели бумажных требований и банки открывают для себя «волшебную силу» кредита и долга. Одни лица могут одалживать эти бумажные требования банку в обмен на выплату процентов, чтобы заемщики получали свою выгоду. Банкам, которые берут взаймы, это нравится, поскольку они ссужают деньги уже другим лицам, а эти лица платят уже более высокую процентную ставку, чтобы банки получали собственную прибыль. Тех, кто занимает деньги у банка, ситуация также устраивает, поскольку это дает им покупательную способность, которой они ранее не обладали. И обществу в целом все это нравится, потому что растет стоимость активов и продуктов производства.

После 1945 года у иностранных центральных банков появилась возможность стать владельцами долговых обязательств с выплатой процентов по ним же. Или, как вариант, держать у себя золото, не приносящее процентных доходов. Поскольку долги, выраженные в долларах, считались такими же ценными активами, как золото, и при этом они легко конвертировались в золото, принося более высокие доходы с учетом процентов (которые золото не приносило), центральные банки с 1945 по 1971 год сокращали свой золотой запас по сравнению с долговыми обязательствами, деноминированными в долларах. Как объясняется в приложении к главе 2 «Переменная стоимость денег», инвесторы, совершающие такой шаг, демонстрируют классическую модель поведения, целесообразность которой исчезает на фоне того, как: а) требования по получению реальных денег (т. е. золота) существенно превышают реальную сумму твердой валюты в банке и б) становится очевидным, что количество реальных денег в банке (т. е. золотой запас) уменьшается. Возникает ситуация, когда никакое значение процентной ставки не может считаться достаточно высоким, чтобы имело смысл являться собственником долговых обязательств (то есть требований по получению реальных денег), а не срочно обменивать бумажные деньги на золото. Тот же час случается «набег на банк», а за ним должны последовать дефолт и реструктуризация долга. Это привело к краху связанной с золотом денежной системы, известной как бреттон-вудская.

Хотя нижеследующее обобщение и повторяет некоторые факты из сказанного в предыдущих главах, здесь будет не лишним еще раз вспомнить об этом.

Как это характерно для данной части цикла мира и процветания, в период с 1950 по 1970-й годы имел место рост долга, израсходованного на инфраструктуру и отрасли промышленности, а также наблюдались изменения на рынке ценных бумаг. На раннем этапе эти факторы имели важное значение для финансирования инноваций и дальнейшего развития, но позднее они стали избыточными. В 1960-х годах американцы много тратили на собственные нужды, а Германия и Япония, которые в значительной степени оправились от войны, становились все более эффективными конкурентами в отрасли производства промышленных товаров, таких как автомобили. По этим причинам торговый баланс США ухудшался. В то же время правительство США расходовало все больше средств на войну во Вьетнаме и внутренние социальные программы (так называемая политика «пушек и масла»). Для финансирования всех этих расходов Федеральная резервная система США позволила выпустить такое количество требований по получению золота, которое существенно превышало возможности по фактической конвертации их в золото по фиксированной цене в 35 долларов. Поскольку бумажные деньги были обменены на твердую валюту (золото), количество золота в центральном банке США снизилось, в то время как количество требований по его получению продолжало расти. В результате 15 августа 1971 года денежная система Бреттон-Вудса рухнула, когда президент Никсон, подобно Франклину Рузвельту 5 марта 1933 года, прекратил действие обязательства США, по которому владельцам бумажных долларов разрешалось обменивать их на золото. Как показано на графиках ниже, поскольку США тратили больше, чем зарабатывали, а требования по получению золота в виде бумажных денег обращались в этот драгоценный металл, золотовалютные резервы США сокращались до тех пор, пока правительство США не осознало, что скоро они просто-напросто исчерпаются. Поэтому и пошло на запрет свободной конвертации. В это время доллар уже упал в цене по отношению к золоту и двум ведущим альтернативным валютам, коими являлись немецкая марка и японская иена.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Как я рассказывал в главе 2, я очень хорошо помню, как случилась девальвация доллара. В то время я работал клерком на Нью-Йоркской фондовой бирже. Я смотрел по телевизору, как президент Никсон сказал миру, что доллар больше не будет привязан к золоту. Я подумал: «Боже мой, денежной системе в том виде, в каком мы ее знаем, приходит конец». Так оно и было. На следующий день был понедельник. Когда я пришел на работу, я ожидал, что наступит ажиотаж на фоне падающих в цене акций. Конечно, там и царил хаос, но акции при этом росли. Поскольку мне никогда ранее не приходилось быть свидетелем девальвационных процессов, я не понимал, как они работают. Затем я заглянул в историю и обнаружил, что вечером 5 марта 1933 года, в такой же воскресный день, президент Франклин Рузвельт произнес, по сути, ту же речь, предприняв, в сущности, такие же действия. И результат, последовавший за этим в течение следующих месяцев, был аналогичным в своей основе (девальвация, значительный подъем на фондовом рынке и большой рост цен на золото). Заглянув еще дальше, я увидел, что подобное уже случалось и раньше, причем много раз и во многих странах, все по той же причине — слишком большой долг, требующий денег для облегчения долгового бремени. И по сути, тому предшествовали одинаковые заявления высших государственных чиновников. Более недавние прецеденты, которые вы можете припомнить включают те случаи, когда ФРС 25 ноября 2008 года анонсировала валютное стимулирование после того, как Конгресс одобрил запрос министра финансов Хэнка Полсона к федеральному правительству о выделении 700 миллиардов долларов на покупку активов; Марио Драги в июле 2012 года заявил, что ЕЦБ «сделает все, что потребуется», а за этим последовала массовая эмиссия денег и скупка государственного долга. Кроме того, 15 марта 2020 года президент Трамп и лидеры обеих палат Конгресса согласовали план по стимулированию на сумму более 2 трлн долларов, а председатель ФРС Пауэлл объявил о значительном снижении процентной ставки до 0%, о плане валютного стимулирования на сумму 700 млрд долларов и множестве других мер поддержки. Вслед за обоими объявлениями не заставили себя долго ждать и другие существенные увеличения денежных сумм.

Инфляционные и тревожные 1970-е

После того, как в 1971 году доллар и другие валюты были отделены от золота, мир перешел на неподкрепленную золотом денежную систему (фиатную, тип 3), а доллар упал в цене по отношению к золоту, другим валютам, акциям и, в конечном итоге, почти ко всему. Переговоры о новой денежной системе вели выдающиеся деятели США, Германии и Японии, отвечающие за проведение экономической политики. Если вы хотите прочесть подробное описание процесса перехода от старой денежной системы к новой фиатной, я рекомендую книгу «Переменчивые судьбы» (Changing Fortunes) Пола Волкера и Тойу Гьохтена. Волкер был ведущим американским политиком, определившим то, как будет работать новая денежная система после бреттон-вудской модели. Он был человеком, который знал больше о денежно-кредитных системах и находился в самом центре системы, основанной на долларе США. Волкер изнутри изучал процесс еще со времен доставшегося ему по наследству финансового кризиса 1971 года (он был заместителем министра по международным валютным вопросам при Никсоне, когда Никсон оборвал связь с золотом) и до инфляции 1970-х годов, возникшей в результате краха системы. Так или иначе, но к нему обратились с просьбой сломать хребет инфляции на посту главы Федеральной резервной системы, который он занимал с 1979 по 1987 год. Волкер сделал больше для формирования и управления долларовой денежно-кредитной системой до, в течение, а также по прошествии этих памятных лет, чем любой другой человек. Мне посчастливилось хорошо его узнать, поэтому я могу лично засвидетельствовать тот факт, что это был великий человек с грандиозными способностями, влиянием и при этом обладающий скромностью — классический герой / образец для подражания в нашем мире, где не существует героев / образцов для подражания, особенно на ниве экономической и государственной деятельности. Я считаю, что его личность и образ мышления заслуживают более пристального изучения.

В результате отказа от денежно-кредитной системы, привязанной к золоту, которая сдерживала рост денежной массы и выдачи кредитов, произошло резкое наращивание эмиссии денег и кредитов, ускорение инфляционных процессов, рост цен на нефть и сырьевые товары, а также паническое избавление от облигаций и других долговых активов, что двигало вверх процентные ставки. При этом наблюдалось «бегство» капитала в физические активы, подобные недвижимости, золоту и предметам коллекционирования. Так происходило в течение большей части следующих 10 лет, с 1971 по 1981 год.

Я очень хорошо помню психологическую составляющую инфляционных процессов. Она заставляла американцев занимать деньги или немедленно брать свою зарплату и бежать покупать товары с целью «опередить инфляцию». Паника из-за долларового долга также привела к росту процентных ставок и подняла цену на золото с 35 долларов, на которых она зафиксировалась в 1944 году и официально оставалась на таком уровне до 1971 года, до последующего пика в 850 долларов, установленного в 1980 году. Я помню, что инфляция стала самым серьезным политическим фактором. Это привело к тому, что президент Никсон ввел контроль над ценами и заработной платой, что привело к серьезным отклонениям в развитии экономики, которые, наряду с Вьетнамом и Уотергейтом привели к ее обрушению. Затем уже президент Форд принял пульт управления с надписью «WIN», что означало «сломать хребет инфляции сегодня». Я помню, как президент Картер столкнулся с еще более серьезными проблемами, связанными с инфляцией. Именно он вернул Волкера на пост главы ФРС, чтобы осуществить задуманное. Волкер действовал эффективно, но это стоило Картеру его президентского срока. Я внимательно наблюдал, как политика ни к чему не привязанных денег и свободного кредитования 1970-х годов привела к тому, что долларовые долги щедро ссужались банками заемщикам по всему миру. По большей части такие меры предназначались для быстрорастущих стран с развивающейся экономикой, производящих сырьевые товары. Кроме того, я стал свидетелем тому, как мир находился в фазе пузыря долгового цикла во второй половине 1970-х годов. Я наблюдал паническое избавление от долларов, а также долларовых долговых активов и бегство в активы, застрахованные от инфляции, а также видел активное заимствование долларов. Все это подвергало риску ведущее положение доллара и грозило возникновением ситуации, когда долг, выраженный в долларах, перестанет считаться приемлемым средством накопления капитала.

Хотя большинство людей не понимало, как работает динамика денег и кредита, они ощутили ее болезненные последствия в виде высоких темпов инфляции и процентных ставок, чей уровень ушел вверх. Таким образом, это уже стало хронической политической проблемой. В то же время, на 1970-е годы пришлось много страданий, конфликтов и мятежей из-за войны во Вьетнаме, нефтяных эмбарго, которые привели к высоким ценам на газ и нормированию его потребления, споров профсоюзов с компаниями по поводу заработной платы и льгот, а еще добавились Уотергейт, импичмент Никсона и т. д. В то время также было широко распространено мнение, что профсоюзы вышли из-под контроля со своими требованиями об увеличении оплаты труда и уменьшении нагрузки на трудящихся. Считалось, что профсоюзы сами нуждаются в контроле, поэтому либерализм утрачивал свою популярность, а консерватизм набирал ее. Эти проблемы достигли своего апогея в конце 1970-х, когда резко выросла инфляция, а 52 американца в течение 444 дней удерживались в качестве заложников в посольстве США в Тегеране, столице Ирана. Американцы чувствовали, что страна разваливается, и ей не хватает руки сильного лидера. В то же время, экономические условия, сложившиеся в коммунистических странах, были и того хуже.

В Китае смерть Мао Цзэдуна в 1976 году привела к приходу Дэн Сяопина к власти в 1978 году, что способствовало сдвигу в экономической политике. Перемены включали такие капиталистические элементы, как частная собственность на предприятия, развитие рынков ссудного капитала и ценных бумаг, предпринимательские, технологические и коммерческие инновации, и даже процветание капиталистов-миллиардеров. Однако, все это происходило под строгим контролем Коммунистической партии. Такому маневрированию в выборе китайского руководства и подходах в управлении экономикой, хотя в то время оно и казалось незначительным, было суждено вырасти в мощнейшее движение вперед, сформировавшее весь 21 век.

Переход к жесткой денежно-кредитной политике и консерватизму в эпоху 1979-82 годов

Президент Картер, который, как и большинство политических лидеров, не очень хорошо разбирался в механизме денег и кредита, знал, что определенно нужны какие-то действия, направленные на остановку инфляции. И в августе 1979 года он назначил сильного деятеля в области денежно-кредитной политики, Пола Волкера, главой Федеральной резервной системы. В октябре 1979 года Волкер объявил, что ограничит рост денежной массы (M1), остановив его на уровне 5,5%. Я проверил показатели, которые привели меня к выводу, что, если бы он действительно осуществил то, что задумал, возникла бы огромная нехватка денег. Дефицит денежной массы взвил бы процентные ставки вверх и обанкротил должников, которые не имели бы возможности получить необходимый им кредит. Кроме того, такие действия довели бы их расходы населения на обслуживание долга до уровней, которые оно не могло себе позволить. По словам канцлера Германии Гельмута Шмидта, хотя такой подход и представлялся просто немыслимым, Волкер придерживался данного плана, несмотря на сильное политическое сопротивление, и довел процентные ставки до самого высокого уровня «со времен Иисуса Христа».

В ходе президентских выборов 1980 года Джимми Картер, которого считали харизматичным, но слабым демократом либерального толка, покинул свой пост, и на высшую государственную должность был избран Рональд Рейган. Рейгана воспринимали как консерватора в его собственной партии, от которого американцы ожидали, что он осуществит политику сильной руки и примет дисциплинарные меры там, где они необходимы. Ведущие в то время государства (представленные G7, в которую входили США, Великобритания, Германия, Япония, Франция, Италия и Канада — что отражает, насколько разнонаправленным был баланс мировых сил 40 лет назад по сравнению с сегодняшним днем) предприняли аналогичные шаги по избранию консерваторов, чтобы обуздать собственный инфляционный хаос. 20 января 1981 года, в день инаугурации Рейгана на пост президента, иранцы освободили заложников. В начале своего правления и Рейган в США и Маргарет Тэтчер в Великобритании вели знаковую борьбу с профсоюзами.

В экономике и политике неизменно присутствуют колебания между левыми и правыми в той или иной степени отклонения маятника доверия. Так случается на фоне того, как перегибы любой из сторон становятся невыносимыми, а воспоминания о проблемах, вызванных их оппонентами, стираются из народной памяти. Это как тенденции моды, например, на ширину галстуков и длину юбок. Когда крайние меры одной стороны пользуются большой популярностью, следует ожидать, что не пройдет большое количество времени, прежде чем произойдет аналогичный ход маятника народного доверия, но уже в противоположном направлении.

Переход к жесткой денежно-кредитной политике выбил почву из-под ног должников и сократил заимствования, что привело мировую экономику к худшему со времен Великой депрессии спаду. Наблюдая за падением фондового рынка, экономики и цен на застрахованные от инфляции активы, Федеральная резервная система начала постепенно снижать процентные ставки, но рынки продолжали свое падение. Затем в августе 1982 года Мексика объявила дефолт по своим долговым обязательствам. Интересно, что в тот день, когда Мексика объявила дефолт (23 августа 1982 года), фондовый рынок США ушел вверх, что было намеком на будущие перемены, который я вовремя не распознал.

То, что произошло потом, преподало мне еще один весьма болезненный урок. Хотя я был в состоянии предвидеть долговой кризис, что было выгодно для меня, это также привело меня к осознанию следующих вещей. Я понял, что банки, которые ссудили свои деньги, не получат выплаты, на которые рассчитывали, и данный факт помог мне а) предвидеть депрессию, вызванную дефолтом. что так и не произошло, б) проиграть много денег, сделав ставку, а также в) публично признать собственные ошибки. В результате моих личных потерь и потерь клиентов я был вынужден распустить всех членов моей молодой компании «Bridgewater Associates». Я был настолько на мели, что мне пришлось занять 4000 долларов у отца, чтобы помочь оплатить счета моей семьи. В то же время этот болезненный опыт был одной из лучших вещей, которые когда-либо случились со мной, потому что он полностью изменил мой подход к принятию решений. Опыт дал мне страх совершить ошибку и смирение, необходимое для обуздания моей дерзости, при этом не убивая ее полностью. Так я пришел к формированию «Bridgewater2 как меритократии идей, куда я вовлек самых умных независимых мыслителей, которых мог найти. Им предстояло вступать со мной в полемику, что способствовало нашим успехам в течение следующих 40 с лишним лет. Я все еще боюсь ошибиться, поэтому и провожу данное исследование. Вот почему я желаю, чтобы величайшие мыслители мира бросили вызов моему мышлению и подвергли его стресс-тесту. Вы также являетесь частью процесса, я передаю вам это исследование, чтобы вы внесли свои коррективы или оставили все как есть, на ваше усмотрение.

Почему я был допустил ошибку 1982 году? Что я узнал из этого принципа, важного для будущего? Я упустил один факт, зато узнал о нем из полученного опыта. Он состоит в том, что, когда долговые обязательства номинированы в валютах, которые центральные банки имеют возможность эмитировать и реструктурировать, долговые кризисы хорошо поддаются контролю, поэтому они не представляют системной угрозы. Поскольку Федеральная резервная система могла обеспечивать денежной массой банки, которые выдавали ссуды, а ссуды не погашались реальными деньгами, проблем с денежным потоком не возникало. И еще, поскольку американская система бухгалтерского учета не требовала от банков учета этих безнадежных долгов в качестве потерь, не существовало большой проблемы, которую нельзя было решить. Я также узнал, что стоимость активов является обратной величиной стоимости денег и кредита (т. е. чем дешевле деньги и кредит, тем выше цены на активы), а стоимость денег является обратной величиной их количества в обороте, поэтому, когда центральные банки производят много денег и кредитов, удешевляя их, разумно действовать более активно в отношении приобретения активов.

Дефляционные и сенсационные 1980-е

В 1980-х годах существовал фондовый рынок, а также имел место экономический бум, который сопровождался снижением уровня инфляции и падением процентных ставок в Соединенных Штатах. Это происходило одновременно с депрессией на фоне инфляции в обремененных долгами странах с формирующейся рыночной экономикой, у которых не было центрального банка, который пришел бы на выручку. Процесс реструктуризации долга продвигался медленно с 1982 по 1989 год, когда был подписан документ под названием «Соглашение Брэди Бонда», названное в честь Николаса Брэди, который в то время был министром финансов США. Так было положено начало конца «потерянного десятилетия» в упомянутых странах (поскольку были достигнуты соглашения с разными странами еще до начала 90-х). Весь этот цикл взлетов и падений долгового рынка 1971-91 годов, коснувшийся почти всех в этом мире, был результатом отказа США от золотого стандарта, а также инфляции, чьи процессы «разбудил» этот отказ. Вынужденные меры, направленные на то, чтобы сломать хребет инфляции при помощи жесткой денежно-кредитной политики, привели к укреплению доллара и резкому падению уровня инфляции. На рынках весь большой цикл проявил себя в форме а) резкого роста инфляции и активов, застрахованных от инфляции, а также понижения фондовой конъюнктуры на рынках облигаций в 1970-х гг., б) сокрушительного ужесточения денежно-кредитной политики в 1979-81 гг. Новая политика сделала наличные деньги лучшим объектом для инвестиций и привела к многочисленным случаям реструктуризации долга неамериканскими должниками в качестве меры, направленной на сдерживание инфляционных процессов. Впоследствии в ходе цикла были отмечены падение темпов инфляции и отличные показатели 1980-х годов по облигациям, акциям и другим кризисным активам. Приведенные ниже графики очень хорошо демонстрируют всю картину, поскольку они показывают колебания темпов инфляции и процентных ставок в долларовом выражении с 1945 года по настоящее время. Думая о будущем, нужно помнить обо всех этих движениях и механизме, лежащем в их основе.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Несмотря на это, доллар не утрачивал своих позиций ведущей мировой резервной валюты. Весь этот период был убедительной демонстрацией преимуществ, данных США наличием у них «станка» для печати мировой резервной валюты, в которой деноминирована большая часть мировых долгов и денежных ресурсов.

1990-2008: Процессы глобализации, внедрения цифровых технологий и быстрого роста. И все это финансируется долгами

В геополитическом плане вследствие собственных экономических неудач Советский Союз не мог позволить себе одновременно поддерживать а) жизнеспособность своей империи, б) функционирование внутренней экономики и в) свои вооруженные силы, столкнувшись с угрозой в виде расходов президента США Рональда Рейгана на гонку вооружений. В результате в 1991 году Советский Союз распался и отказался от идеи коммунизма.

Был очевиден тот факт, что коммунистическая система рушится или терпит поражение повсеместно, поэтому многие страны отказались от его принципов. Распад денежно-кредитной / экономической системы Советского Союза и его значительные внешние долги были катастрофическими процессами для этого государства в экономическом и геополитическом отношении. Последствия катастрофы сказывались на протяжении большей части 1990-х годов. Это еще одна любопытная история, в которую мы вдаваться не будем. В любом случае примечательно, что в период 1980-95 годов большинство коммунистических стран отказались от классического коммунизма, и мир вступил в период глобализации и рыночного капитализма, отметившийся своим процветанием.

С самого начала 1990-х отметились три экономических цикла, которые и привели нас туда, где мы находимся сейчас. Один из них достиг своего пика во время пузыря доткомов 2000 года, на смену которому пришла рецессия. Второй цикл, чей апогей пришелся на время надувания пузыря 2007 года, привел нас к глобальному кризису 2008 года. А еще был финансовый кризис, пик которого пришелся на 2019 год, незадолго до спада экономической активности, вызванной пандемией коронавируса 2020 года. В течение периода 1990–2000 годов мы, кроме прочего, стали свидетелями упадка Советского Союза, подъема Китая, процессов глобализации и прогресса в отрасли технологий, которые заменили собой людей. Это положительно сказалось на прибыли корпораций и увеличило разрыв по уровню благосостояния и возможностей.

Маркеры, заслужившие внимания и отражающие все эти события, включают Интернет (то есть всемирную паутину), ставший доступным для общественности 6 августа 1991 года. Это положило начало бума доткомов и технологий. Стоит также отметить создание Всемирной организации торговли 1 января 1995, призванной помочь достижению цели по глобализации. «Технологическое развитие» и процессы глобализации, лишившие рабочих мест американских трудящихся, особенно в производственном секторе, буйно цвели с 1990-х годов вплоть до избрания Дональда Трампа президентом в 2016 году. В ходе этого примерно 30-летнего периода интересы отдельных государств и сами границы между странами утратили свое значение. Товары и производимые ими доходы обычно получали там, где это можно было сделать с наибольшей степенью рентабельности. Это привело к производственному буму и развитию в странах с формирующимся рынком, ускорению мобильности населения, мигрировавшего между государствами, сокращению разрыва по уровню благосостояния между странами и увеличению пропасти по уровню жизни внутри самих государств. Удар пришелся на рабочую силу с низким уровнем доходов в развитых странах, в то время как служащие с более высокими доходами в продуктивно развивающихся странах сколотили свои состояния. Хотя и с некоторой долей упрощения, но можно сказать, что это был период, когда рабочая сила в других странах (особенно в Китае) и машины заменили собой служащих со средним уровнем доходов в Соединенных Штатах.

На приведенном ниже графике показано сальдо товаров и услуг для Соединенных Штатов и Китая с 1990 года в реальных (то есть с поправкой на инфляцию) долларах. Как вы заметите при рассмотрении Китая в следующем разделе данной книги, экономические реформы и политика открытых дверей в Китае после прихода Дэн Сяопина к власти в 1978 году и принятие Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году привели к резкому росту китайской конкурентоспособности и экспортных объемов. Обратите внимание на ускорение темпов положительного сальдо Китая и превышение расходов над доходами у США, происходившие примерно с 2000 по 2010 год. Затем имело место некоторое схождение данных показателей, при этом в Китае по-прежнему наблюдается профицит, а в США — дефицит.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

В ходе этого периода в США значительно выросли долговые обязательства и расходы, не связанные с долгом, подобные выплатам по пенсионному обеспечению и затратам на здравоохранение. При этом долги использовались для финансирования спекуляций, приведших к пузырю доткомов 2000 года и ипотечному пузырю середины 2000-х годов, и такие пузыри неизбежно лопнули, что было спровоцировано эмиссией большего количества денег и кредитов. Такие долговые циклы являются нежелательными, но они объяснимы, поскольку всегда имеет место тенденция отдавать предпочтение немедленному погашению долга в ущерб долгосрочной финансовой безопасности, особенно со стороны политиков.

Большинство людей обращают внимание на то, что они получают, а не на то, откуда берутся деньги, чтобы заплатить за это. По этой причине у избирательной власти есть сильная мотивация тратить много заемных денег и давать много обещаний своим избирателям, предлагая им то, что они хотят. Это делается под такие долговые обязательства и расходы, не связанные с долгом, которые в будущем станут источником проблем. Именно это и происходило в период с 1990 по 2008 годы.

На протяжении всего долгосрочного долгового цикла, с 1945 по 2008 год, всякий раз, когда Федеральная резервная система хотела оживить экономику, она понижала процентные ставки и делала деньги с кредитами более доступными, что увеличивало цены на акции и облигации, а также стимулировало спрос. Так продолжалось до 2008 года — то есть ситуация, при которой процентные ставки снижались, а долги росли быстрее, чем доходы, создавая неустойчивую экономику пузыря, пик которой пришелся на 2007 год. Когда в 2008 году пузырь лопнул, и процентные ставки впервые достигли 0% со времен Великой депрессии, изменилось буквально все. Как более подробно объясняется в моей книге «Принципы преодоления долговых кризисов», существует три типа денежно-кредитной политики: 1) денежно-кредитная политика, основанная на процентных ставках (которую я называю денежно-кредитной политикой 1, потому что она используется в первую очередь и является предпочтительным способом проведения денежно-кредитной политики), 2) денежная эмиссия и скупка финансовых активов, в первую очередь облигаций (что я называю денежно-кредитной политикой 2, а сейчас в народе она называется «валютное стимулирование»), и 3) координация между налогово-бюджетной политикой и денежно-кредитной политикой, при которой центральное правительство предпринимает множество расходов, финансируемых за счет долга, а центральный банк покупает этот долг (что я называю денежно-кредитной политикой 3, потому что это третий и последний по очередности подход, который имеет смысл использовать тогда, когда первые два перестают быть эффективными в выполнении поставленных задач) . На графиках ниже показано, как долговые кризисы 1933 и 2008 годов привели к тому, что процентные ставки достигли 0%, а за ними последовала эмиссия большого количества денежной массы со стороны Федеральной резервной системы.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Этот сдвиг имел серьезные последствия и осложнения.

Период капиталистического бума, финансируемого реальными деньгами, отметившийся в 2008-20 годах

В 2008 году долговой кризис привел к снижению процентных ставок до 0%, способствуя тому, что центральные банки трех основных стран-обладателей резервной валюты (во главе с ФРС) перешли от денежно-кредитной политики, основанной на процентных ставках (ДП1), к политике денег и кредитов, основанной на денежной эмиссии и скупке финансовых активов (ДП2). Центральные банки печатали деньги и покупали финансовые активы, передавая деньги в руки инвесторов. Инвесторы, в свою очередь, вкладывали средства в другие объекты для инвестиций, что вызывало рост цен на финансовые активы. Это было полезно для экономики и особенно выгодно для тех, кто был достаточно состоятелен, чтобы стать обладателем финансовых активов. Подобная ситуация лишь увеличила разрыв по уровню благосостояния. Вложение большого количества денег в финансовую систему и снижение доходности облигаций предоставило компаниям много возможностей в виде дешевого финансирования, которыми они воспользовались для выкупа своих собственных акций и ценных бумаг, принадлежащих связанным компаниям, которые они желали приобрести. Это привело к дальнейшему росту цен на акции. По сути, заемные средства были бесплатными в своей основе, поэтому инвестиционные и корпоративные заемщики воспользовались этим, чтобы получить деньги и использовать для торговых операций, которые способствовали росту цен на акции и увеличению прибыли корпораций. Эти деньги не передавались сверху вниз на пропорциональной основе, поэтому пропасть по линии благосостояния и доходов продолжала расти. Как демонстрируется на графиках ниже, разрыв по уровню жизни и доходов, наблюдаемый сейчас, — самый большой с периода 1930–1945 годов.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

7

В 2016 году, обращаясь к белому населению, представлявшему собой социально и экономически активных, консервативных избирателей, пострадавших от подобного рода тенденций, Дональд Трамп, будучи бизнесменом / капиталистом-популистом правого толка до мозга костей, стал во главе восстания против политического истеблишмента и национальных «элит». На пути своего избрания президентом, он обещал поддержать людей, исповедующих консервативные ценности, которые потеряли работу и боролись за свои права. Затем он сократил корпоративные налоги и увеличил дефицит бюджета, который компенсировала ФРС. Это было хорошо для акций, рынков капитала, предприятий и капиталистов, которым они принадлежали. Хотя такой рост долга обеспечил финансирование относительно высоких темпов роста рыночной экономики и привел к некоторым улучшениям для лиц с низким уровнем доходов, он сопровождался дальнейшим увеличением разрыва по уровню благосостояния и по линии ценностных ориентиров, в результате чего «неимущие» все больше ожесточались по отношению к классу «имущих». В то же время, все более значительным становился политический разрыв: с одной стороны — непримиримые республиканцы, поборники капитализма, а с другой – такие же непримиримые, но социалистически настроенные демократы. Сложившаяся ситуация отражена в двух графиках ниже. Первый показывает, как консервативные республиканцы в Сенате и Палате представителей Конгресса (отмечены пунктирными и сплошными красными линиями) и как либеральные демократы в Сенате и Палате представителей (пунктирными и сплошными синими линиями) становились более радикальными по сравнению с их одно партийцами прошлых лет. Исходя из полученных показателей, сейчас они заняли экстремально крайние позиции, и отдалились друг от друга дальше, чем когда-либо ранее. Хотя я не уверен, что это безальтернативный вариант развития событий, я думаю, что в целом это нормальная ситуация.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

8

Следующий график показывает процент голосов, отданных в соответствии с линией партии. Как демонстрируется, примерно 95% голосов в Палате представителей и Сенате по состоянию на 2016 год совпадают с идеологическими устоями партий, что является самым высоким уровнем за более чем столетие. Это по-прежнему выражается в снижении готовности идти наперекор политики партии для достижения компромиссов и подписания соглашений. Другими словами, политический раскол в стране углубился и стал непримиримым.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

9

В то же время, на фоне того, как доминирование и относительное благосостояние США идет на убыль, а соперничество в США при Трампе лишь усиливается, этот более популистский и националистически настроенный лидер занял агрессивную переговорную позицию относительно экономических и геополитических разногласий: а) с соперниками на международной арене, особенно с Китаем и Ираном, а также с б) с такими союзниками, как Европа и Япония, в отношении торговли и покрытия военных расходов. Конфликты с Китаем на почве торговли, технологий, геополитики и капитала представляются наиболее важными и продолжают набирать обороты. Экономические санкции, подобные тем, что применялись в период с 1930 по 1945 годы, применяются в полной мере или инициируются для возможного использования в будущем.

Затем, в марте 2020 года, после того как разразилась пандемия коронавируса, а вслед за ней последовали необходимые меры по изоляции, резко упали доходы, занятость и снизилась экономическая активность, центральное правительство США взвалило на себя большое долговое бремя, чтобы дать населению и компаниям большое количество денежных средств, а ФРС выпустила в оборот немалую денежную массу и скупила такое же значительное количество долговых активов. То же самое сделали и другие центральные банки. В качестве отражения этой ситуации, на приведенных ниже графиках показаны уровень безработицы и сальдо центральных банков основных стран за годы, информация по которым имеется в наличии. Как демонстрируется, все уровни, которых достигла денежная эмиссия со стороны центрального банка и суммы, затраченные на скупку финансовых активов, расположились близко или даже превысили предыдущие рекордные показатели, которые наблюдались в годы войны.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2
Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Как показала история и как объясняется в приложении к главе 2 «Переменная стоимость денег», когда происходит резкое увеличение количества денег и активизируется выдача кредитов, это снижает стоимость и денег и кредитов, что увеличивает стоимость других инвестиционные активов – уж слишком напоминая шаг, предпринятый Никсоном в августе 1971 года. Тот самый поступок Никсона, который заставил меня понять, что он был аналогичен маневру Рузвельта в марте 1933 года, который, в свою очередь, был схож с действиями Волкера в августе 1982 года, а они до боли напоминают шаги, на которые решился Бен Бернанке в ноябре 2008 года, которые были ничем иным, как повторением действий Марио Драги в июле 2012 года. Все эти маневры стали уже стандартной процедурой алгоритма действий центральных банков, которая будет действовать до тех пор, пока не перестанет работать подобный подход.

Это подводит нас к настоящему моменту.

История после 1945 года в других таблицах и диаграммах

Далее следует серия диаграмм, показывающих наиболее важные финансовые и экономические сдвиги за период, который мы только что рассмотрели. Они рассказывают интересную историю о том, как все изменилось. Прежде чем я покажу вам их, я хотел бы напомнить вам, как выглядит архетипический цикл, чтобы вы могли помнить о нем при просмотре этих диаграмм.

Как объясняется в главе 2 «Большой цикл денег, кредита, долга и экономической активности», для всех стран – равно как и для частных лиц, компаний, некоммерческих организаций и местных органов власти — основное денежное уравнение отражается в простом отчете о доходах и расходах и незамысловатом сальдо активов и пассивов. Когда чей-то доход, особенно от продаваемых им товаров и услуг, превышает его расходы, появляется положительное сальдо чистого дохода, которое приводит к росту активов по сравнению с обязательствами (в первую очередь долговыми), что, при прочих равных составляющих, увеличивает чистые накопления. Когда доход ниже, чем количество расходуемых средств, происходит обратная ситуация.

Экспорт является основным источником доходов от деятельности между странами. Чтобы представить картину экспортных доходов, на графике ниже показана доля мировых экспортных продаж для США, Великобритании, Советского Союза / России и Китая с 1900 года по настоящее время. График демонстрирует, какие страны были и остаются крупнейшими экспортерами. Как видите, а) экспорт США стремительно рос, в то время как британский экспорт резко падал в ходе каждой из двух мировых войн (что сделало США процветающей державой), б) британский экспорт упал с примерно 30% от общего объема в 1900 году до менее чем 5% на сегодняшний день ( что сделало Великобританию гораздо менее богатой страной), в то время как в) после Второй мировой войны экспорт США был относительно стабилен, оставаясь в рамках между 20% и 25% примерно до 2000 года, когда г) китайский экспорт вырос с примерно 5% до примерно 15% в настоящее время (что существенно увеличило благосостояние Китая). Сейчас экспортные объемы Китая являются крупнейшими в мире, а экспорт США упал примерно до 14% (что сделало Америку гораздо менее сильным игроком, зарабатывающим за счет экспортных доходов).

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Однако экспорт составляет лишь половину картины чистой прибыли. Именно экспортная выручка за вычетом расходов на импорт (т. е. сальдо товаров и услуг) дает представление о чистом доходе страны в результате торговли с иностранцами. Чтобы передать вам эту картину для США, на следующей диаграмме показан американский экспорт товаров и услуг за вычетом импорта товаров и услуг США с 1900 года. Как показано, США продавали больше, чем покупали, примерно до 1970 года, а затем они стали больше покупать, чем продавать.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

10

Вполне объяснимо, что, если кто-то покупает больше, чем он же продает, такой субъект торговой деятельности должен финансировать разницу за счет некоторого сочетания мер по уменьшению собственных сбережений и / или увеличению количества заемных средств. Сбережения страны можно рассматривать как ее валютные резервы. Соединенные Штаты финансировали свой дефицит за счет истощения собственных резервов / сбережений и наращивания большого долга перед иностранцами. На графике ниже показана чистая международная инвестиционная позиция Соединенных Штатов в процентах от ВВП США. Это означает одно: в то время, как раньше в США было больше иностранных активов, чем существовало активов США, находящихся в собственности у иностранцев, сейчас ситуация резко изменилась. Все потому, что США много занимали у остального мира и уменьшали свои активы.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

На графиках ниже показана часть долговых обязательств, а именно а) общая задолженность Соединенных Штатов перед остальным миром и б) общая задолженность Соединенных Штатов перед остальным миром за вычетом общей задолженности остального мира перед Соединенными Штатами. Как демонстрируется, в то время как у США не имелось значительного внешнего долга в начале действия нового мирового порядка, теперь у них есть большие внешние долги. К счастью для США (и к меньшему счастью для других), этот долг выражен в долларах США.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Что касается резервных активов, то графики ниже демонстрируют золотой запас и другие резервы четырех наших основных держав за период с 1900 года.

Первый набор графиков ниже показывает: а) общую сумму золотых резервов (выраженную в объеме золота), б) общую стоимость золотых резервов как процент от объема импорта государства, а также в) общую стоимость золотых резервов как процент от размера экономики США, Великобритании, Советского Союза / России и Китая. Они призваны передать картину того, сколько сбережений в золоте имели и имеют данные страны: а) в совокупности, б) в связке с их потребностями в ввозе товаров из-за границы и в) в привязке к мощности их экономики. Как демонстрируется, Соединенные Штаты обладали огромными золотыми запасами — примерно в 10 раз превышавшие таковые в Великобритании — и представляли собой безмерно богатое государство по стандартам 1945 года. Тому способствовала их большая чистая прибыль, которую вы видели ранее, и США расходовали свои золотые резервы до 1971 года, когда возникла необходимость прекратить свободный обмен бумажных денег на золото. С тех пор количество золотых резервов США практически не изменилось, но изменилась стоимость этих резервов наряду с изменением их рыночной цены. Как показано ниже, Великобритания сократила свои золотые резервы до чрезвычайно низкого уровня, в то время как Россия и Китай увеличили собственные золотовалютные резервы в последние годы, хотя они по-прежнему находятся на недостаточном уровне.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Тем не менее, золотой запас не является единственно возможным резервом отдельно взятой страны, особенно в последнее время. Поскольку центральные банки хранят долговые активы в иностранной валюте (например, облигации), а также активы в золоте на своих резервных счетах, размер общих резервов банков лучше справляется с задачей по осмыслению объемов государственной «подушки безопасности». Картина изменений данного показателя сравнительного количества сбережений показана на графиках ниже. Обратите свое внимание на рисунки, на то, насколько огромны общие резервы США в 1945 году (на них приходился объем импорта, охватывающий около 8,5 лет) по сравнению с запасами других стран, и заметьте, насколько сильно изменились относительные размеры стратегических запасов США с тех пор. Особенно это четко видно на фоне увеличения общих резервов Китая. Обратите внимание, что у Китая сейчас самый большой резерв, выраженный в иностранной валюте, а у США он невелик. Как показано выше, в США и Великобритании резервы, покрывающие импорт, составляют около 70 дней, в то время как для России и Китая этот показатель составляет около 700 и 600 дней соответственно. Разрыв на графике в период военных лет был связан с отсутствием данных за тот период. Как объяснялось в главе 1, классическая динамика заключается в том, что страны, не использующие резервную валюту, которые хотят накапливать средства, вполне обоснованно желают сберегать в резервных валютах, что приводит к их невольному кредитованию страны-обладателя резервной валюты. Так случилось с США и их долгом, деноминированным в долларах. Это было особенно справедливо для американо-китайских отношений на протяжении 30-40 лет, когда китайцы производили товары с невысокой себестоимостью и продавали их нетерпеливым американским покупателям, которые хотели заплатить за них заемными деньгами. А эти средства ссужались американцам никем иным, как китайцами из экспортных доходов Китая, поскольку Китайцы хотели сэкономить определенные суммы в долларах. В результате у китайцев сейчас около 1,1 триллиона долларов американского долга, что составляет около трети общих запасов Китая, хотя и менее 5% долга США. Из них на Японию находится около 1,2–1,3 триллиона долларов. Поскольку эти долги номинированы в долларах США, у США не будет проблем с их выплатой, потому что Федеральная резервная система США может напечатать деньги и погасить долговые обязательства обесцененными долларами.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

В настоящее время Китай обладает крупнейшими в мире запасами. Соединенные Штаты, не обладая большими резервами, имеют право печатать мировую резервную валюту. Способность печатать деньги и обладать валютой, признанной во всем мире, — это преимущество, которым обладает лишь страна с ведущей мировой резервной валютой (особенно Соединенные Штаты). Это самая ценная составляющая экономического могущества, которой может обладать государство. В то же время страна, не имеющая значительных резервов (в таком положении находятся США), представляется слишком уязвимой перед нехваткой «мировых денег». Это означает, что США в настоящее время чрезвычайно могущественны, поскольку в их руках печатный станок по выпуску мировой валюты. Но если Америка утратит статус резервной для своей денежной единицы, то она будет столь же безмерно уязвимой.

Какие виды денег и кредита были и сейчас остаются наиболее значимыми? На графике ниже показана процентная доля резервных активов, хранящихся на стратегических счетах всех стран вместе взятых. Как показано, доля золота в общих резервах упала с 65% в 1945 году до примерно 10% на сегодняшний день, хотя девальвация доллара и скачок цен на золото привели к тому, что доля драгоценного металла в резервах центрального банка являлась самой большой до начала 1990-х годов. После этого часть мировых запасов, которая приходится на золото, снизилась до 10%. На доллар США приходится более 50% неприкосновенных запасов, и он неизменно оставался основной резервной валютой с 1945 года, особенно после того, как доллар заменил собой золото в качестве резервного актива, в котором наиболее часто сберегали капитал после перехода к фиатной денежной системе. Европейские валюты оставались стабильными, на их долю приходилось 20-25% с конца 1970-х годов, йена и фунт стерлингов – зафиксировались на уровне 5% от общемировых запасов, а на китайский юань пришлось всего 2%. Эта цифра намного ниже доли Китая в мировой торговле и его части в масштабе мировой экономики. Тому есть свои причины, в которые мы углубимся при прочтении раздела данной книги, посвященного Китаю. Как и в случае с голландским гульденом и британским фунтом, состояние доллара США значительно отстает и значительно превосходит другие показатели могущества Соединенных Штатов. Это означает, что, если доллар США потеряет свой резервный статус и значительно обесценится, это окажет разрушительное воздействие на финансы тех государств, которые обладают резервами в долларах, а также на частных держателей долларовых долговых активов. Кто будет победителем? Те, у кого есть долларовые долговые обязательства, и те, у кого есть недолларовые активы, станут крупными победителями. В заключительной главе «Будущее» мы исследуем, как может выглядеть подобный сдвиг.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

На следующем графике показаны доли мирового производства в США, Великобритании, России и Китае. Он показан на основе паритета покупательной способности, то есть после корректировки с учетом разницы в ценах на одни и те же товары в разных странах. Например, если товар в одной стране был вдвое дороже, чем тот же товар в другой стране, это будет считаться как продукция производства, умноженная на два, даже если результат не отличается от такового, полученного без учета поправки на покупательную способность. И результат будет учитываться как равноценный объем производства, если рассчитывать на основе паритета покупательной способности. Как вы видите, Соединенные Штаты выпускали продукцию, чье количество во много раз превышало произведенное другими крупными странами в 1945 году. При этом, хотя доля Америки несколько снизилась, она оставалась намного больше таковой для любой другой страны. Так было до недавнего времени, когда Китай превзошел США в этом отношении. В условиях отсутствия паритета покупательной способности производство Китая составляет около 70% от производства США и растет значительно более быстрыми темпами. Давайте не будем придираться к незначительным различиям в неточных измерениях. Наиболее важная новость для нас заключается в том, что Соединенные Штаты были доминирующей движущей силой экономики в 1945 году, и в течение последних 100 лет вплоть до недавнего времени у них не было экономического конкурента сопоставимых масштабов. В настоящее время таким является Китай, который набрал достаточную силу. Китай, ко всему прочему, растет значительно быстрее, поэтому, если так будет продолжаться, он скоро станет такой же экономической державой-гегемоном, какой являлись Соединенные Штаты в 1945 году.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 5, ч.2

Где находятся США в большом цикле

Думаю, мы примерно знаем, где это.

Как уже объяснялось ранее, большой цикл рассвета и заката империй, а также их резервных валют — это цикл, который начинается с нового мирового порядка, приходящего на смену старому после войны. В ходе этого цикла: а) имеет место мирная обстановка процветания и роста производительности труда, при которой рост долговых обязательств распределяется правильно и рационально (т. е. большая часть долгов используется для объектов инфраструктуры и промышленности с целью получения доходов, превышающих расходы на обслуживание долга. Таким образом, погашается большая часть долга), акции переживают собственный расцвет, и общество обогащается за счет людей, извлекающих свою пользу из благодатного периода. При этом они извлекают непропорционально большую выгоду, что в конечном итоге приводит к б) чрезмерному росту долга для финансирования спекулятивных сделок и чрезмерного потребления, способствуя тому, что доходы не соответствуют расходам на обслуживание долга, что влечет за собой в) снижение процентных ставок центральными банками и предоставление ими большего количества кредитов, что приводит к увеличению разрыва по уровню благосостояния и чрезмерному уровню задолженности. Так происходит до тех пор, пока г) задолженность не станет настолько большой, что центральные банки утрачивают способность наращивать выдачу кредитов, способствующих к росту долга, который финансируется за счет собственных средств (т.е. когда долги не увеличиваются по сравнению с доходами, необходимыми для их обслуживания без помощи субсидий со стороны центрального банка). Подобная ситуация вызывает серьезные экономические спады с большим разрывом по уровню жизни, что приводит к внутреннему конфликту и способствует эмиссии большого количества денежной массы и крупной реструктуризации долга, а также перераспределению большого капитала посредством изменений налогового законодательства. Все это создает финансовую, экономическую и политическую уязвимость для ведущей державы по сравнению с развивающимися государствами, что ведет к войнам. А войны определяют своих победителей и проигравших и создают новый мировой порядок.

Статистика, похоже, предполагает, что США прошли через этот цикл примерно на 75%, плюс/минус 10%.

Обратим ли данный процесс?

У большинства мировых держав, которые переживают данный цикл, есть свое «время погреться в лучах его солнца», которое вызвано уникальностью сложившихся в них обстоятельств, особенностями национального характера, а также культурных традиций (т.е. должны иметься необходимые составляющие успеха, население старается усердно работать во благо всем, быть дисциплинированными, образованными и т. д.). Одновременно с этим есть фазы упадка, и они длятся до тех пор, пока страны не соскальзывают в относительную безвестность. Некоторые проходят этап снижения не без болезненных последствий, а иные переживают его с определенной долей изящества. Изучая историю, мы видим, что обратить вспять падающую державу очень сложно, потому что для этого пришлось бы отменить многое из того, что уже необратимо. Например, доведение своих финансов до уровня, при котором расходы превышают доходы, а активы превышают обязательства, можно полностью обратить вспять, только при условии усердного труда или меньшего уровня потребления, что не является простой задачей.

Тем не менее, этот цикл не обязательно должен происходить в такой же последовательности, если субъекты, которые находятся на стадии собственного процветания и могущества, остаются безопасным местом эффективного труда, продолжая усердно работать, ко всему применяя благоразумный подход, зарабатывая больше, чем расходуя, во многом экономя и заставляя систему работать эффективно для большей части населения. Ряд империй и династий существовали сотни лет, а Соединенные Штаты, которым 244 года, зарекомендовали себя как одна из самых устойчивых из существующих держав. Я думаю, что самый важный вопрос заключается в том, как мы адаптируемся к новым условиям и меняемся вместе с ними. При этом не следует забывать задавать себе некоторые сложные вопросы и честно на них отвечать. Например, хотя капиталистическая система получения прибыли распределяет ресурсы относительно эффективно, теперь нам нужно спросить себя: «Для кого она оптимизирует эту эффективность?» и «Что делать, если выгода не затрагивает широкие слои населения?» «Сможем ли мы изменить капитализм так, чтобы он увеличивал размер пирога (за счет повышения производительности) и эффективно делил его?» На эти вопросы особенно важно ответить в эпоху, когда наибольшая эффективность может быть достигнута с помощью технологий, заменяющих собой человеческий разум и руки, поэтому использование людей будет становиться все более убыточным и неэффективным. Это сделает человека неконкурентоспособным. «Должны ли мы или, наоборот, не должны инвестировать в человека, чтобы сделать его труд более продуктивным, даже если это нерентабельно?» «Что, если наши международные конкуренты предпочтут роботов вместо людей, поэтому мы будем неконкурентоспособными, если выберем людей, а не роботов?» «Способна ли наша демократическая / капиталистическая система задавать себе такие важные вопросы и отвечать на них, а затем делать что-то, чтобы правильно справиться с вызовами?» На ум приходит еще много важных вопросов. Когда мы подумаем о будущем, чем мы займемся в заключительной главе этой книги, нам придется столкнуться с перечисленными и многими другими сложными вопросами.

Говард Маркс "Нечто, представляющее ценность"

[1]https://avalon.law.yale.edu/20th_century/trudoc.asp

[2] Например, американцам в целом не разрешалось владеть золотом с 1933 по 1974 год.

[3] В то время как время с 1933 по 1951 годы стало периодом, прошедшим от разрыва привязки к золоту Рузвельтом до валютного соглашения между Федеральной резервной системой и казначейством, политика явного контроля над кривой доходности, при которой Федеральная резервная система контролировала разрыв между краткосрочными и долгосрочными процентными ставками, продолжалась с 1942 по 1947 год.

[4]https://www.mercatus.org/publications/economic-history/economic-recovery-lessons-post-world-war-ii-period

[5] Хотя впоследствии я обнаружил, что равные возможности, которые мне предоставили, не были доступны для многих людей, я узнал от окружающих одну вещь. Общим убеждением всех тех, кого я знал, было то, что возможности должны быть доступны. всем людям, независимо от расы, вероисповедания, цвета кожи или пола, поэтому такие программы, как «Движение за гражданские права» и «Война с бедностью», были нацелены на осуществление общей мечты. В отличие от моих ранних повествований о прежних временах, которые были основаны исключительно на моих исследованиях, мои описания периода после 1960-х годов содержат яркие воспоминания тех, с кем лично я контактировал.

[6]https://www.federalreserve.gov/pubs/bulletin/1999/0999lead.pdf

[7] Графики основаны на данных базы «World Inequality Database».

[8]Основано на данных из voteview.com.

[9] Основано на данных из voteview.com.

[10] Сопоставлено с товарным балансом только до 1930 года.

Важная информация

Данные, содержащиеся в настоящем документе, являются актуальными на момент выхода статьи и нацелены исключительно на предоставление результатов наблюдений и точек зрения компании «Bridgewater Associates, L.P.» («Bridgewater»), доминирующих на момент написания материала, если только это не оговорено особым образом. «Bridgewater» не несет обязательств предоставления получателям данного материала обновленных либо измененных данных, отличных от содержащихся в документе. Производственные показатели и рыночная конъюнктура могут демонстрировать более высокие или низкие цифры, чем те, что задокументированы в настоящем материале. Одновременно с этим, информация, данные прогнозов и анализа, которые по своей природе могут представлять собой зависимые от временного фактора показатели, могли существенным образом измениться и не демонстрировать более точку зрения «Bridgewater». Утверждения, содержащие мнения с прицелом на будущее или прогнозы (либо иные формулировки соответствующего характера) подпадают под определение их как ряда потенциальных факторов риска и неопределенности, при этом они являются информативными по своей природе. Реальные производственные показатели могут, и, по всей вероятности, являются такими, что существенно отличаются от данных, предоставленных настоящим документом. Характеристики экономической деятельности прошлых времен не являются индикативными для результатов, ожидаемых в будущем.

Исследование компании «Bridgewater» использует данные и информацию из публичных, приватных и внутренних источников, включительно с данными по торговым сделкам «Bridgewater». Источниками являются: Австралийское бюро статистики, Bloomberg Finance L.P., Capital Economics, CBRE, Inc., CEIC Data Company Ltd., Consensus Economics Inc., Corelogic, Inc., CoStar Realty Information, Inc., CreditSights, Inc., Dealogic LLC, DTCC Data Repository (U.S.), LLC, Ecoanalitica, EPFR Global, Eurasia Group Ltd., European Money Markets Institute – EMMI, Evercore ISI, Factset Research Systems, Inc., The Financial Times Limited, GaveKal Research Ltd., Global Financial Data, Inc., Haver Analytics, Inc., ICE Data Derivatives, IHSMarkit, The Investment Funds Institute of Canada, International Energy Agency, Lombard Street Research, Mergent, Inc., Metals Focus Ltd, Moody’s Analytics, Inc., MSCI, Inc., National Bureau of Economic Research, Organisation for Economic Cooperation and Development, Pensions & Investments Research Center, Renwood Realtytrac, LLC, Rystad Energy, Inc., S&P Global Market Intelligence Inc., Sentix Gmbh, Spears & Associates, Inc., State Street Bank and Trust Company, Sun Hung Kai Financial (UK), Refinitiv, Totem Macro, United Nations, US Department of Commerce, Wind Information (Shanghai) Co Ltd, Wood Mackenzie Limited, World Bureau of Metal Statistics, а также Мировой Экономический Форум. Несмотря на то, что мы рассматриваем информацию из внешних источников как надежную, мы не несем ответственность за ее корректность.

Мнения, выраженные в данном материале, являются исключительно мнением фонда «Bridgewater» по состоянию на дату написания отчета и могут изменяться без предварительного уведомления. «Bridgewater» предлагает к рассмотрению производственную информацию относительно индексов, подобных индексу хежд-фонда «Dow Jones Credit Suisse», который может быть включен в данный материал. Вам следует признать тот факт, что «Bridgewater» может иметь существенный финансовый интерес по одной или более обсуждаемых здесь позиций и/или ценных бумаг либо деривативов. Сотрудники «Bridgewater» могут иметь обязательства по срочным сделкам при игре на повышение или понижение, могут продавать или покупать ценные бумаги либо деривативы, на которых есть ссылки в данном материале. Ответственные за подготовку данного отчета получают компенсационные выплаты на основании разного рода факторов, включая, помимо прочего, качество их труда и доходы компании.

Настоящий материал предоставлен исключительно в информационных и образовательных целях и не является предложением к продаже или предложением оферты к покупке ценных бумаг либо других упомянутых здесь финансовых инструментов. Любое предложение подобного рода будет составлено в соответствии с определенным инвестиционным меморандумом. Данный материал не образует собой личные рекомендации и не принимает во внимание конкретные инвестиционные задачи, финансовую ситуацию или нужды отдельно взятых инвесторов, которые подлежат обязательному рассмотрению перед принятием решений по капиталовложениям. Инвесторам следует обсудить, существует ли обоснованные причины для получения советов или рекомендаций в подобного рода изысканиях, касательно конкретных обстоятельств, и кроме того, определиться в отношении необходимости получения профессиональной консультации, включительно с рекомендациями юридического характера, по вопросам налогообложения, финансовой отчетности, инвестиционной деятельности и прочими консалтинговыми услугами.

Информация, предоставленная в настоящем документе, не нацелена на предложение достаточного базиса, на основе которого принимаются инвестиционные решения, тогда как решения о капиталовложениях не должны основываться на условных, гипотетических или образных данных, которые несут в себе неотъемлемые ограничения. В отличие от отчетности по реальным производственным показателям, условные или гипотетические результаты не отражают собой действительные торговые сделки или административные расходы и могут недостаточно учитывать или преувеличивать воздействие определенных факторов риска для рынков. «Bridgewater» не делает никаких утверждений, которые предоставит любой балансовый отчет, и не предоставляет никаких репрезентативных данных, которые, по всей вероятности, приведут к получению прибыльности, схожей с той, что демонстрируется на примерах. Стоимость и ценность объектов для инвестиций, на которые ссылается данное исследование, как и доход, получаемый в результате таких капиталовложений, могут быть неустойчивыми.

Каждое вложение капитала замешано на риске, а на фоне изменчивой или неопределенной рыночной конъюнктуры, могут появиться значительные вариации в ценности таких инвестиций и окупаемости по ним. Капиталовложения в хедж-фондах – это сложный и спекулятивный процесс, несущий с собой риск высокой степени, включительно с опасностью полной потери инвестором всего инвестиционного объекта. Инвестиционные показатели прошлых лет не являются руководящим принципом для будущих показателей, возврат по капиталовложениям не гарантируется, и может случиться полная утрата первоначального капитала. Определенного рода транзакции, включительно с теми, что затрагивают леверидж, фьючерсы, опционы и прочие деривативы, поднимают уровень существенного риска и не являются приемлемыми для всех инвесторов. Явления изменчивости в обменных курсах могут нести с собой ощутимое неблагоприятное воздействие на ценность определенных инвестиционных инструментов, на их стоимость, а также на доход, получаемый от таких объектов инвестирования.

Данная информация не была нацелена и не подлежала для распространения или использования любым физическим либо юридическим лицом, расположенным в любой из юрисдикций, где подобное распространение, публикация, доступность или применение противоречило бы применяемому закону либо регуляторным нормам, равно, как и в юрисдикциях, которые накладывают на компанию «Bridgewater» любого рода требования по регистрации или лицензированию в границах такой юрисдикции.

Ни одна из частей данного материала не подлежит (i) копированию, фотографированию или дублированию в какой бы то ни было форме и каким бы то ни было способом, а также не допускается (ii) повторное распространение материала без получения предварительного письменного согласия от компании «Bridgewater ® Associates, LP».

©2020 Bridgewater Associates, LP. Все права защищены.

Поделиться

Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к экслюзивным материалам

Поделиться

Блог

shutterstock_1548797354_1

Что делать с рублями и рублевыми активами?

Инвестиции связаны с будущим. Но как нам успешно инвестировать, если мы не можем ни предсказать будущее, ни контролировать его? Говард Маркс, Oaktree Capital ($164 млрд. под управлением)
shutterstock_1898381929_13

Как пополнить счет рублями <br> в Interactive Brokers

Краткая инструкция для создания и заполнения платежного поручения для пополнения счета рублями в Interactive Brokers
shutterstock_350416217_12

Говард Маркс — Ветра перемен

Мое внимание привлекают вовсе не «макроперемены» — что произойдет с ВВП, инфляцией и процентными ставками в следующем году, а скорее, «макроперемены», способные на долгие годы оказывать влияние на нашу жизнь.…
shild-pragmatos-back

Подпишитесь прямо сейчас

Зарегистрируйтесь на сайте и получите бесплатный доступ к эксклюзивным материалам
на сайте Pragmatos Capital: статьям,
переводам и обзорам рынка