Рэй Далио — Новый мировой порядок. Глава 8

... стиль взаимоотношений между людьми, установившийся в обществе, является важнейшей движущей силой результатов, получаемых отдельно взятым сообществом...

2020 год

Источник — RAY DALIO. THE CHANGING WORLD ORDER

Перевод Pragmatos Capital
Авторские права

Глава 8. Архетипический цикл внутреннего порядка и хаоса

Цикл внутреннего порядка и хаоса & На каком этапе этого цикла мы находимся.

Тот стиль взаимоотношений между людьми, установившийся в обществе, является важнейшей движущей силой результатов, получаемых отдельно взятым сообществом. Внутри государств существуют системы или «правила распорядка» для регулировки того, как отдельным гражданам полагается вести себя при взаимодействии друг с другом. Данные системы и реальный стиль поведения людей, осуществляющих свою деятельность в рамках систем, представляют собой источник возможных последствий функционирующего порядка. В следующих двух главах мы исследуем причинно-следственные связи, которые не подвержены влиянию времени и универсальны для каждого сообщества. Именно они формируют внутренний распорядок, установившийся для населения наряду с периодами анархии и хаоса.

В настоящее время мы наблюдаем нарастающий хаос в ряде ведущих государств по всему миру, и, что наиболее важно, в Соединенных Штатах. Мне захотелось поместить это нарушение сложившегося порядка в исторический контекст, поэтому, я провел исследование, которым делюсь с вами в указанных главах. Поскольку та манера, которой придерживаются США с целью «разрулить» собственный хаос, будет иметь глубокие последствия для американцев, граждан других государств, а также большинства экономических систем и рынков, в этих двух главах я в большей степени фокусируюсь на США, чем на остальных странах. Хотя, я не оставлю без внимания и другие ведущие государства.

Следующий график показывает путь, на котором находятся США в рамках архетипического Большого Цикла. Путь этот определяется описанными ранее показателями, которые управляют рассветом и закатом империй. Государство сейчас на том этапе, где существуют неудовлетворительные финансовые условия и нарастающий конфликт. Как уже стало классикой, данная фаза наступает после периодов чрезвычайных излишеств в расходовании средств и накапливания долга. Не забываем также о расширении водораздела по линии благосостояния и политических предпочтений. А впереди идут революционные процессы и гражданские войны. Соединенные Штаты переживают переломный момент, при котором они могут перейти от управляемой ситуации внутренней напряженности к революции и/или гражданской войне. Если честно, я не утверждаю, что Соединенные Штаты или другие государства со всей неизбежностью направляются по этому пути. Тем не менее, смею заверить, что нынешний момент является особенно важным временем, чтобы понять рыночную конъюнктуру и наблюдать за ней с целью осознания полного диапазона возможностей для периода, ожидающего нас впереди. В настоящей главе я занимаюсь исследованием рынков, извлекая уроки из аналогичных исторических прецедентов.

Вследствие того, что предмет является настолько важным, я хочу в полной мере раскрыть его, и мои намерения вылились в то, что повествование растянулось на более, чем 40 страниц. Поэтому, я изложил все в двух главах: глава 8 – это «Архетипический цикл внутреннего порядка и хаоса», а также глава 9 под названием «Углубленное исследование шести этапов внутреннего цикла с особым упором на США в наши дни».

Помните: если хотите быстро разобраться в данном вопросе, вы можете читать только самые важные факты, выделенные жирным шрифтом. Принципы, в свою очередь, представлены жирным начертанием курсива.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 8

Подоплека событий

Как вам известно, к проведению настоящего исследования меня подвигла уникальная конфигурация в виде трех взаимосвязанных сил, которые в настоящее время наибольшим образом воздействуют на то, в чьих руках находится богатство и влияние с периода 1930-45 годов. Такими движущими механизмами являются: 1) большой долговой, денежный и экономический цикл, 2) большой внутренний цикл порядка/нарушения порядка (обусловленный водоразделом по линии уровня жизни, разделяемых ценностей и политических предпочтений), а также 3) большой внешний цикл мира и войны (обусловленный восходящими державами, а наиболее важной является Китай, бросающими вызов ведущему государству-гегемону, а именно, Соединенным Штатам) 1. Поскольку на настоящий момент мною изложена информация по 1) большому циклу долга/денег/экономики в главах 2 и 3 и 2) большому циклу взаимоотношений на внешнем уровне (в особенности относительно связей между Соединенными Штатами и Китаем) в главах 5-7, теперь я перемещаю фокус на 3) большой внутренний цикл порядка/хаоса. Этот большой цикл внутреннего порядка является наиболее важным циклом, поскольку то, каким образом граждане отдельных государств взаимодействуют друг с другом в границах своей Родины играет свою большую роль. И эта роль отличается значительно большим влиянием на сильные стороны государств, а также их благополучие, чем стиль поведения, избранный странами и населением этих стран со своими визави на международной арене.

Поскольку я размышлял над тем, как сегодняшние условия и политические меры сопоставляются с таковыми в прошлом, мне хотелось увидеть, где находимся мы в данных циклах и эволюционных процессах, которые доставили нас в сегодняшний «пункт назначения». Очевиден факт, что последние тенденции в сфере внутреннего порядка направлены в сторону еще более значительного хаоса (особенно в Соединенных Штатах). Картина выглядит так, что рядовые граждане и политические деятели в настоящий момент на порядок больше приблизились к тому, чтобы вцепиться в глотку друг другу, они теперь ближе к этому, чем за весь любой период из более, чем 70-ти лет моей жизни. При этом схватки за обладание национальным богатством и властью становятся все более яростными. Это побудило меня к изучению аналогичных времен в нашей истории.

К настоящему моменту вам известен мой подход. Он заключается в том, чтобы учиться всему подобно тому, как это делает врач. А именно, сталкиваясь со множеством случаев в качестве макроинвестора на протяжении моей приблизительно 50-ти летней карьеры, а также изучая большое количество исторических прецедентов. Процесс познания множества случаев помогает мне понять причинно-следственную последовательность, которая управляет тем, как разворачиваются отдельно взятые прецеденты. Я изучаю их в качественном и количественном отношении при помощи личного опыта, бесед с выдающимися экспертами, чтения великих книг, а также погружения в статистические и архивные данные. Из такого приобретения знаний происходит визуализация архетипической последовательности того, как происходят те или иные события. Вместе с этим я изучаю отклонения от заданного архетипического цикла, чтобы попытаться объяснить каждый уклон от намеченного курса. Затем я преобразовываю данные ментальные модели в некие алгоритмы, призванные осуществлять «мониторинг» сложившейся ситуации по отношению к моим архетипам, а также помогать мне принимать решения, основываясь на полученной логической цепочке. Я постоянно действую подобным образом и буду поступать именно так до тех пор, пока не закончится мой собственный жизненный цикл. Таким образом, читаемые вами строки – это незавершенная работа.

Чтобы увидеть картину непрерывно эволюционирующих систем/правил порядка, нацеленных на контроль за капиталами и властными полномочиями, а также рассмотреть отображение неизменных и универсальных принципов, которые управляют всем в этом мире, мне понадобился определенный подход. А именно, пришлось сопоставить вместе множество обрывочных сведений, поскольку история, как правило, представляется расчлененными отголосками событий, а отдельно взятый сценарий изменяющегося мирового порядка потребует колоссального труда для его изучения и усвоения в качестве одного целостного предмета. Вследствие значительного размера объекта моего интереса, я сдержал собственные амбиции, ограничив их попыткой получить понимание последних 500 лет и китайских династий с оглядкой к династии Тан, а это был примерно 600 год. Данный период я подверг достаточно тщательному изучению, тогда как по предшествующим столетиям прошелся весьма поверхностно. Я сосредоточился на серьезных тектонических линиях, а важнейшими здесь представляются причинно-следственные связи и самые значимые принципы, которые окажут мне наиболее существенную помощь в настоящее время и в будущем. Хотя, я определенно не являюсь экспертом во всех хитросплетениях истории, посредством моего исследования событий передо мной ярко и четко проступают черты циклов внутреннего порядка и хаоса вместе с основными причинами изменений. Они обеспечили меня ценными сведениями по стратегической обстановке, чтобы я мог увидеть, на каком этапе находится наше поколение, и что произойдет дальше, причем с большой долей вероятности.

При помощи данного процесса обретения знаний я увидел, как государства, подобно любому другому организму, получают собственные четко определенные жизненные циклы. Я наблюдал, как происходят изменения во внутреннем порядке (т.е. в комплексе мер по управлению внутри страны), а также перемены в мировом порядке (т.е., комплекс мер по определению державной стратегии по всему миру). Такие тектонические сдвиги случаются с завидным постоянством и повсеместно, а те дороги, по которым следуют преобразования схожи с друг с другом и являются взаимосвязанными. Такие маршруты текут сообща плавным потоком, словно одна нескончаемая последовательность событий, охватывающая всех и вся. Так происходит со времен летописной истории и вплоть до сегодняшнего момента. Тот факт, что я видел, как множество взаимосвязанных прецедентов разворачиваются сообща, помог мне рассмотреть повторяющиеся сценарии, управляющие ими. Затем, на основании полученных знаний, я смог представить то, каким нам явится будущее. Что наиболее важно, я заметил, как непрекращающаяся борьба за обладание богатством и властью являлась источником постоянной эволюции 1) внутренних систем управления/правил порядка, а также 2) внешних систем управления/правил порядка. Я также увидел, каким образом данные внутренний и внешний порядок воздействуют друг на друга, при этом совокупность вещей (т.е. мировой порядок) действует по аналогии с вечным двигателем, который совершенствуется по мере того, как снова и снова совершает одни и те же движения и, по сути, на основании одних и тех же причин.

Я наблюдал, каким образом в наиважнейший фактор, влияющий на большинство людей в большинстве государств на протяжении времен, превратилась борьба за производство, получение и распределение материальных благ и власти. Безусловно, борьба велась также на почве других вещей, и наиболее важными представляются идеология и религия. Я видел, как происходят эти схватки, не отступая от неизменных и универсальных направлений на всем историческом пути. Наблюдал я и то, какое огромное влияние оказывали данные противоречия на все аспекты человеческих жизней, начиная с процессов, происходящих в налогообложении, экономике, а также с того, как граждане вели себя по отношению друг к другу в ходе периодов подъема и депрессий, мира и войны. Довелось мне, к тому же, заметить, как данные периоды разворачивались по принципу цикличности, подобно морскому приливу и отливу.

Я заметил, что, когда борьба принимает форму здравой конкуренции, она вдохновляет человечество на обращение собственной энергии в продуктивную деятельность. Таким образом конкурентная борьба становилась источником правил внутреннего распорядка и благодатных времен. Бывало, когда такая активная деятельность принимала форму разрушительных сражений внутри государств, и тогда она становилась почвой для внутреннего хаоса и болезненных в своей сложности времен. Я видел, почему колебания между эффективным порядком и разрушительной анархией по обыкновению превращались в циклы, движимые логическими причинно-следственными связями. Для всех государств все происходило по большей части в силу одних и тех же причин. Мне пришлось отметить, что те, кто поднялся, достигнув собственного величия, сделали это вследствие слияния ключевых движущих сил, сошедшихся друг с другом, чтобы стать источником величия. В то же время, тех, кто следовал под уклон, подталкивали вниз все те же силы, однако, уже растраченные.

Кроме прочего, я видел, что переход от одной крайности к другой в течение длинного цикла стал нормой, а не исключением. Доказательством служит то, что едва ли найдется хотя бы одна страна как минимум в одном столетии, которая не переживала бы по меньшей мере один период собственного восхождения/процветания/гармонии. И она же испытывала не менее одного периода депрессии/гражданской войны/революции. Поэтому нам следует ожидать наступления обоих периодов. Тем не менее, мне приходилось видеть, как размышляло по этому поводу большинство наших современников, и они до сих пор уверены в неправдоподобности того, что им придется испытать период жизни, являющийся в большей степени противоположностью, чем аналогией уже пережитому ими. Это объясняется тем, что времена действительно большого подъема и периоды действительно серьезной депрессии/революционных потрясений наступают с периодичностью примерно один раз в течение человеческой жизни. Кроме того, пережитое всего один раз в жизни естественным образом является удивительным событием, а еще колебания маятника между временами величия и террора склонны к тому, чтобы слишком сильно отдаляться от друга. По этим же причинам, будущие события, с которыми мы столкнемся, будут в большей степени противоположны, чем аналогичны испытаниям, которые мы переживаем сейчас и тем, которых мы ожидаем.

Например, мой отец и большинство его коллег по цеху, пережившие Великую депрессию и Вторую Мировую войну (а такие времена наступили вследствие роста долговых обязательств «ревущих двадцатых годов»), никак не могли представить себе экономического бума в период после Второй мировой. А все потому, что времена эти во многом были скорее противоположными, чем схожими с теми, что им пришлось испытать. Мне понятна причина, по которой они, учитывая все пережитые события, не помышляли о заимствовании капиталов или вложении собственных сбережений, нажитых тяжким трудом, в рынок ценных бумаг. Таким образом, вполне объяснимым является факт, что они упустили возможность получить прибыль от роста экономической активности. Подобным же образом, я понимаю причины, по которым, спустя десятилетия, те, кому пришлось лишь испытать оживление экономики, финансируемое долгами и никогда не довелось пережить времена депрессии и войны, вполне допускали заимствование средств для спекулятивных сделок и рассматривали депрессию или войну как немыслимые вещи. То же самое верно и в отношении денег: деньги были «твердой валютой» (т.е., привязанной к золоту) после Второй Мировой войны вплоть до момента, когда государственные органы не сделали деньги неконвертируемыми в золото (т.е., фиатными), чтобы обеспечить заимствование капиталов и предотвратить банкротство субъектов экономической деятельности в 1970-е. И как результат, в настоящее время большинство людей полагают, что им следует прибегать к заимствованию большого количества средств, несмотря даже на то, что политика активного заимствования и экономический рост, финансируемый долговыми обязательствами, исторически приводят к депрессии, а также гражданским войнам.

Я пришел к выводу, что, хотя уроки истории и ее предостережения вполне ясны, если искать их, большинство людей не пускаются на эти поиски, поскольку большая часть обывателей извлекает уроки из личного опыта, а отдельно взятая жизнь слишком коротка, чтобы преподать всем эти ценные знания и предоставить необходимые предостережения. В этой главе я поделюсь с вами уроками и предостережениями, которые, по моему мнению, я извлек из своего опыта и исследований. Помните, что, хотя я изо всех сил стараюсь быть максимально точным, я не уверен, что моя точка зрения является истинной, поэтому я просто представляю вам то, как я вижу природу вещей, чтобы вы могли дать всему собственную оценку.

Для этой цели в первой части настоящей главы я проведу вас через то, что лично я считаю неподверженными времени и универсальными принципами. Эти принципы касаются того, как меняется внутренний порядок, переходя от одной комбинации условий к другой. На мой взгляд, в любой момент времени сосуществуют такие факторы: 1) имеющаяся комбинация условий, которая включает существующий внутренний и мировой порядок, а также 2) вневременные и универсальные силы, вызывающие изменения в сложившихся условиях. Большинство людей склонны уделять слишком много внимания тому, что уже существует, причем, относительно неподверженных времени и универсальных сил, обусловливающих изменения. Я хочу сделать обратное, потому что понимание вневременных и универсальных сил, вызывающих изменения, является наиболее важным. Я сделаю это исследование в двух частях. В данной главе я сосредоточусь на вневременных и универсальных силах, обусловливающих изменения, в том числе уделяя внимание неподверженным влиянию времени и универсальным двигателям, стоящих за такими силами. Остановимся также на шести стадиях архетипического цикла, а в главе 9 я более подробно рассмотрю все шесть стадий. Тогда вы рассмотрите, где сейчас находятся США с учетом данного контекста.

Неподверженные влиянию времени универсальные силы, провоцирующие изменения во внутреннем порядке

Следующие четыре вневременные и универсальные динамические силы — это те, которые я считаю наиболее важными в деле управления изменениями.


1) Динамика классовой борьбы за обладание капиталами и властью

С тех пор, как ведется летописная история, почти во всех сообществах есть очень небольшой процент населения («правящие классы» или «элиты»), контролирующий львиную долю капиталов и власти (хотя их процентное соотношение весьма переменчиво).2 Естественным образом те, кто извлекают выгоду из системы и контролируют ее, в целом удовлетворены сложившимися условиями и трудятся сообща на их поддержание. Поскольку те, в чьих руках богатство, могут влиять на тех, у кого есть власть, и поскольку наделенные властью могут влиять на обладающих богатством, эти правящие классы или элиты заключают между собой союзы в стремлении поддерживать существующий порядок. При установившейся системе все подчиняются решениям и законам правящего класса, даже если такой порядок увеличивает разрыв между обладающими капиталами и властью и теми, у кого их нет. В результате весь внутренний распорядок контролируется определенными классами людей, обладающих богатством и властью и взаимодействующих между собой по принципу симбиоза для поддержания порядка. Хотя эти элиты отцентрированы таким образом, чтобы не нарушать порядок, приносящий им выгоду, на протяжении всего времени данные элиты вступали друг с другом в борьбу за обладанием капиталом и властью. Кроме того, у них были конфликты и с частью населения, не принадлежащей к элитам, но которая хотела взять власть и национальное богатство в свои руки. Когда наступают хорошие времена и большинство людей богатеют, борьба не такая интенсивная; в плохие времена схватки становятся ожесточеннее. И когда для большого процента людей состояние дел весьма неудовлетворительно — например, имеет место неразрешимый долговой кризис, очень плохое состояние экономики, чрезвычайно губительное стихийное бедствие и возникающие в их результате страдания, эмоциональные перегрузки и конфликты обычно приводят к революциям и / или гражданским войнам.

Как давно изрек Аристотель: «Бедные и богатые ссорятся друг с другом, и какая бы из сторон ни была лучше, вместо создания справедливого или народного правительства, в качестве победного трофея рассматривается политическое превосходство». 3

По законам жанра большой цикл протекает с периодами мира и эффективности производства, которые непропорционально увеличивают благосостояние, что приводит к ситуации, когда очень небольшой процент населения получает и контролирует исключительно большие в процентном соотношении капиталы и властные полномочия. Далее цикл становится чрезмерно растянутым, а затем сталкивается с плохими временами, которые причиняют страдания наименее богатым и могущественным, что впоследствии приводит к конфликтам, а они обусловливают революции и / или гражданские войны, которые после своего завершения способствуют созданию нового порядка, и цикл начинается по новой.

В основе этих циклов лежит человеческая природа. Поскольку все люди в своей совокупности – это дети своей природы, население мира, которое сталкивается с подобными обстоятельствами, склонно одинаково подходить к вопросу их разрешения, что дает нам вневременные и универсальные причинно-следственные связи, которые мы исследуем в данной и следующих главах.

Начнем с изучения того, как эти связи влияют на изменение внутреннего порядка государств.

Во все времена и во всех странах наделенные богатством — это люди, которые владеют средствами производства материальных благ и, чтобы поддерживать их, они сотрудничают с власть имущими в деле установления и соблюдения определенных правил. Так происходило по одной и той же схеме, в разных странах и на протяжении времен. Хотя подобная ситуация наблюдалась всегда, точная формула такого сотрудничества эволюционировала и продолжит свое развитие.

Например, на протяжении большей части XIII-XIX веков, когда сельское хозяйство было основным источником благосостояния, а большинство людей считало, что власть управлять всем предоставлялась монархам небесным мандатом, в глаза бросался следующий внутренний порядок. Он определял правила во всем мире, даже в странах, никогда не контактировавших друг с другом и включал в себя определенные правящие классы или элиты. А именно: 1) монархия, правившая сообща с 2) дворянством, которое контролировало средства производства (в то время капиталом была сельскохозяйственная земля), и / или 3) военные. Трудящиеся рассматривались как составляющая средств производства, делающая землю плодородным источником, приносящим благосостояние элите правящего класса; они едва ли могли четко сформулировать, каким образом действует подобный порядок.

Нации, которые практически не контактировали друг с другом, развивались сходным образом, поскольку им приходилось иметь дело с похожими ситуациями и потому, что решения везде принимались по схожему сценарию. Например, на протяжении большей части истории в Европе, Китае и большинстве стран правящими классами были монархии и знать, но они немного отличались между собой, поскольку в Европе церковь также была частью управляющего состава. В Японии монархия (император и его министры), военные и деловые круги (торговцы и ремесленники) являлись правящей элитой. Во всем мире монархам требовались люди, которые осуществляли бы контроль за повседневной деятельностью от имени верховных правителей. На первом уровне находились министры, которые курировали чиновничий аппарат. Бюрократия, в свою очередь, выполняла различные задачи, необходимые для того, чтобы эффективно действовала система управления. В разных государствах всегда были и существуют разные слои управления на уровне страны, уровне штата / провинции, уровне муниципалитета, уровне города и т. д. Кроме того, существовали безвременные и универсальные способы, по правилам которых действовали и взаимодействовали друг с другом все уровни управления. Подобный порядок был и остается довольно последовательной системой, принятой во всем мире. Такие системы управления (то есть правила распорядка) существовали в мире практически повсеместно с относительно небольшой долей их различия. При этом, все они одинаково поддерживались иерархией профессиональных чиновников, начиная с министров, которые служили правителям, и заканчивая функционерами, которые выполняли узкоспециализированные задачи. Со временем эти системы эволюционировали, причем, по законам логики, с помощью классовой борьбы. Ситуация, сложившаяся сегодня, является просто результатом естественной эволюции этих вневременных и универсальных способов взаимодействия. И, конечно, не без добавления собственных культурных особенностей отдельно взятых стран. Например, должностные функции министров, которые помогали монархиям, превратились в обязанности премьер-министров и других министров, которые в наше время существуют почти во всех странах (хотя в США их называют «секретарями»).

Со временем эти системы эволюционировали, изменяясь в силу законов логики, в результате борьбы за обладание национальным богатством и властью. Например, в Англии примерно в 1200 году шла борьба за материальные блага и власть, которая была таковой на начальном этапе, постепенно перерастая в гражданскую войну между дворянством и монархией. А такие тектонические сдвиги имеют тенденцию развиваться именно так, то есть, сначала они прогрессируют, а затем переходят в острую фазу. Как и в большинстве других подобных случаях, борьба велась за деньги и за право определять, кто и сколько получает этих самых денег. Монархия при короле Иоанне пожелала получать больше налогов, тогда как знать хотела платить меньше пошлин в казну государства. Они разошлись во мнениях по поводу того, какова доля так называемой элиты, на которую она может рассчитывать в данном вопросе. По этой причине между сторонами вспыхнула гражданская война. Знать, ну или назовем ее дворянство, одержала победу, получив больше власти по установлению своих правил. Это привело к созданию того, что поначалу было названо «советом», которому вскоре было суждено стать первым парламентом. А сам государственный орган далее трансформировался в сегодняшнюю версию английского парламента. Мирный договор, законодательно закрепивший данную сделку, получил название Великая Хартия Вольностей. Как и большинство законодательных актов, договор с легкостью нарушался, когда речь заходила о власти и влиянии, поэтому разразилась еще одна гражданская война, в которой дворянство (один класс) и монархия (другой класс) снова сошлись в схватке за обладание национальным богатством и властью. В 1225 году они заключили новую Великую Хартию Вольностей, а задача по истолкованию и введению ее в силу возлагалась на власть имущих. Затем, спустя несколько десятилетий, боевые действия активизировались. В той войне дворяне прекратили уплату пошлин в пользу монархии, что вынудило самодержца (в то время Генриха III) уступить требованиям знати. Эта борьба продолжалась с завидным постоянством, неизбежно приводя к совершенствованию уклада жизни.

Перенесемся в 15, 16 и 17 века, и мы с легкостью увидим, что произошли большие изменения в самих источниках обогащения. Сначала перемены происходили на фоне географических исследований планетарного масштаба и колониализма (начиная с португальцев и испанцев). Затем они были обусловлены открытиями капиталистического уклада жизни (а именно, акциями и облигациями). На помощь приходят также машины с высоким коэффициентом производительности труда, которые подпитывали промышленные революции (особенно помогая в этом голландцам, а затем британцам). Все это делало извлекающих выгоду из данных источников благосостояния более могущественными. То есть, сдвиг по линии благосостояния и власти происходил от а) землевладельческой знати (в чьих руках тогда находилось национальное богатство) и монархий (в то время обладавших политической властью) к б) капиталистам (в более поздний период сосредоточивших материальные блага в своих руках), а также к избранным представителям или лидерам автократического правительства (которые позднее получили рычаги политической власти). Почти все страны прошли через такую трансформацию — некоторые мирно, однако, чрезвычайно болезненно.

Например, во Франции большую часть XVII и XVIII веков король правил в соответствии с балансом власти, а противовесами служили три других класса: 1) духовенство, 2) дворянство и 3) горожане и крестьяне. Существовали представители этих групп, наделенные правом голоса. Первые два, на которые приходилось лишь 2% населения, имели больше или по крайней мере такое же количество голосов, как и простой народ, составлявший 98% населения. Французы назвали такой внутренний порядок из трех классов, чьи участники вели переговоры о распределении властных полномочий, «ancien régime» (что, в переводе с французского означает «старый порядок»). Затем, практически в мгновение ока система с помощью Французской революции изменилась коренным образом. Процесс начался 5 мая 1789 года, когда третий класс – горожане и крестьяне — пресытился существующим порядком, сверг всех остальных и взял власть в свои руки. В большинстве стран мира в то время правил бал один и тот же основной порядок управления, а именно, монархия и дворяне, составлявшие мизерный процент населения и владевшие большей частью национального богатства. Они держали власть в своих руках ровно до тех пор, пока внезапно не вспыхивали гражданские войны / революции, которые приводили к смене старого порядка совершенно другим новым порядком управления государством.

Несмотря на то, что правила государственного управления для усмирения классовой борьбы (то есть внутренний распорядок) были и остаются разными в разных странах, они развивались в разных странах по одному и тому же пути. Например, процесс их совершенствования мог носить как поступательный характер (путем реформ), так и стремительный (посредством гражданских войн / революций). Все они трансформировались в уклад жизни, который сейчас существует в разных странах. Я предполагаю, что развитие продолжится, вдоль плавной или крутой линии, чтобы каждый раз становиться источником нового внутреннего порядка. В то время как классы, обладающие богатством и политической властью, сменяют друг друга, процессы, вызывающие сами эти изменения, остаются в большей степени константами с течением времени и вплоть до сегодняшнего дня. Они происходят в результате борьбы, которая приводит как к мирным реформам путем переговоров, так и к насильственной смене режима в ходе гражданских войн и революций. Мирные реформы, как правило, происходят раньше в цикле, а кровопролитные гражданские войны и революционные преобразования, по традиции, случаются позже в ходе цикла в силу логических причин, которые мы рассмотрим позже.

При всем желании, мне не удастся переоценить важность классовой борьбы по сравнению с борьбой индивидуумов. Мы, особенно в Соединенных Штатах, которые являются «плавильным котлом», склонны больше думать о борьбе индивидуумов и не уделять должного внимания классовой борьбе. Я до конца не осознавал ее важность, пока не изучил историю. Уроки истории привели меня к тому, что я увидел классовую борьбу такой, какой я надеюсь, смогу раскрыть в своей книге.

Во всех государствах на протяжении времени (хотя и в разной степени) население было типизировано и включено в рамки отдельных «классов». Основанием служил либо тот факт, что граждане сами избрали для себя место с равными по рангу, либо то, что другие, не входящие в данную группу, приписывали их к определенному типу. Таким образом, власть была поделена между тремя или четырьмя классами. От того, как именно классифицирую себя представители нации, зависит то, кто их союзники и враги. Людей определяют в конкретные классы, нравится им это или нет, потому что все мы – носители стереотипного мышления. В то время, как 1) богатые и бедные и 2) правые и левые являются наиболее распространенными антагонистами класса более высокого уровня, существует множество других различий, связанных с 3) расой, 4) этнической принадлежностью, 5) религией, 6) полом, 7) образом жизни (например, либеральным или консервативным), а также 8) местом жительства (например, городское или сельское население). Вообще говоря, люди склонны объединяться в эти классы, и если в благоприятные времена начала цикла между этими классами больше гармонии, то, когда дела идут плохо, между ними возникает все больше поводов для противоречий.

Хотя мне нравится, что Соединенные Штаты — это страна, где эти классовые различия имеют наименьшее значение, разделение людей на классы все-таки важный вопрос для США. При этом его значение существенно возрастает в стрессовые времена, когда усиливаются классовые конфликты.

Чтобы помочь вам получить представление на более личностном уровне, давайте сделаем простое упражнение. Предположите, что большинство людей, которые вас плохо знают, смотрят на вас как на представителя определенного класса, потому что это предположение недалеко от истины. Теперь, чтобы представить, как вас воспринимают, посмотрите на список ниже и спросите себя, к какому классу или классам вы относите себя сами. После того, как вы ответите на все вопросы, спросите себя, к каким из перечисленных ниже классов вы чувствуете близость, и кто ваши предполагаемые союзники? Какие классы вы не любите или считаете своими врагами? Какие из них являются правящими классами, а какие — революционными, которые хотят свергнуть власть имущих? Которые из них на подъеме, а какие переживают спад? Как вариант, вы можете записать их и подумать о них, потому что в периоды более серьезного конфликта классы, к которым вы себя причисляете или, как предполагается, будете причислять, станут более важными для определения того, с кем вы будете, а также против кого и как именно будете действовать, а также где вы видите себя в конце заданного пути.

1. Богатый или бедный?
2. Правый, левый или умеренный?
3. Расовая принадлежность?
4. Этническая принадлежность?
5. Религиозная принадлежность?
6. Пол?
7. Стиль жизни (т.е., либеральный или консервативный)?
8. Место жительства (т.е., город, пригород, или сельская местность)?

По-прежнему на сегодняшний день лишь небольшой процент населения с происхождением только из нескольких классов обладает подавляющей частью национального богатства, власти и заправляет всем на позициях «элиты». Для меня очевидно, что а) класс капиталистов ныне сосредоточил в своих руках наибольшую финансовую власть в большинстве стран и б) политическая власть в демократических странах находится в руках всего населения, которое имеет право голоса, в то время как при автократии рычаги влияния находятся в руках ограниченного круга лиц. При этом сам процесс их избрания не несет в себе право выбора как таковое 4. Итак, по большей части в настоящее время власть предержащие — это «правящие классы» и «элиты», контролирующие действующий внутренний порядок, хотя сейчас над ними завис дамоклов меч. Можно со всей вероятностью утверждать, что власть смещается. Например, сегодня в Соединенных Штатах имеет место серьезное движение, направленное на то, чтобы в большей степени включать представителей разных классов как в мир зарабатывания денег всеми способами капитализма, так и в мир политики. Эти сдвиги могут быть хорошими или плохими, в зависимости от того, совершаются ли они мирным или насильственным способом, мудро или неразумно. Одна не подверженная влиянию времени и универсальная истина, которую я рассмотрел, восходит к тому времени, когда я изучал историю, еще до Конфуция. Она относит нас примерно к 500 г. до н.э., а заключается в том, что те сообщества, которые вовлекают в управление самый широкий круг людей и возлагают на них ответственность, основанную на их личных достоинствах, а не привилегиях, являются наиболее устойчиво успешными. Все потому, что они находят лучшие таланты, нацеленные на качественное выполнение своей работы, у них самые разные точки зрения, и они воспринимаются в целом как самые справедливые, что способствует социальной стабильности.

Я предполагаю, что нынешний внутренний порядок государств, как и в прошлом, продолжит свое развитие, чтобы стать чем-то другим в результате борьбы разных классов друг с другом на почве того, как разделить национальное богатство и политическую власть. Поскольку такая динамика материальных благ и власти очень важна, стоит внимательно следить, чтобы различать, какие классы получают, а какие теряют ресурсы и упускают рычаги власти (например, сейчас набирают силу разработчики искусственного интеллекта и информационных технологий, а их развитие происходит за счет тех, кому на смену приходят новые технологии). Важно также различать реакции на подобные сдвиги, которые приводят к изменению циклов.

Таким образом, как мне кажется, все меняется классическим способом, управляемым испытанным вечным двигателем. Эта машина произвела и производит различные системы, такие как коммунизм, фашизм, автократии, демократии, а также их эволюционные потомки и гибриды, такие как «государственный капитализм» в Китае. Это приведет к появлению новых форм внутреннего порядка для разделения богатства и распределения политической власти, которые сильно повлияют на нашу жизнь, и все будет основано на том, какой путь люди выбирают при взаимодействии друг с другом, и как сама человеческая природа влияет на то, в чью пользу ее дети делают свой выбор.

Для пояснения того, что я имею в виду, хочу показать вам еще несколько вечных и универсальных движущих сил изменений во внутреннем порядке. Я уже объяснил пару из них, исследуя международные отношения, особенно между США и Китаем, поэтому прошу прощения, если они вам ни к чему.

Как уже упоминалось, наиболее важным фактором, влияющим на изменение ситуации внутри государства, является то, какой стиль отдельные индивидуумы избрали для взаимоотношений друг с другом, что в первую очередь является функцией человеческой природы. Эти взаимодействия имеют логические причинно-следственные связи, которые всем и движут. Ниже приведены еще несколько наиболее важных из них.

2) Динамический баланс власти

Стороны отношений любого уровня сами выбирают, какие отношения будут установлены, однако, они должны прийти к взаимному согласию. Например, участники могут выбирать, установить ли им взаимовыгодные отношения сотрудничества и конкуренции или же обоюдно проигрышные отношения взаимных угроз. Можно назначить друг друга в союзники или враги. Тем временем, обе стороны принимают меры, чтобы определить, какой стиль отношений им подойдет, а затем проявляют смекалку, чтобы заставить его этот стиль работать в свою пользу. Если обе стороны с самого начала предпочитают беспроигрышные отношения сотрудничества и конкуренции, они должны принять во внимание то, что действительно важно для партнера и попытаться дать ему это в обмен на его шаги навстречу. В таких взаимовыгодных отношениях стороны могут вести сложные переговоры, вооружившись уважением и вниманием, соревнуясь, как два доброжелательных торговца на базаре или две дружественные команды на Олимпийских играх. Если же участники выбирают безнадежные отношения взаимных угроз, они в первую очередь думают о том, каким образом можно навредить своему визави в надежде заставить его почувствовать страх, чтобы получить желаемое. В ходе таких проигрышных для всех отношений, между сторонами будет больше разрушительных войн, чем продуктивных сделок. Очевидно, что беспроигрышные отношения лучше, чем отношения в формате взаимного проигрыша, но их зачастую очень трудно установить, что подводит меня к динамике дилеммы заключенного.

Когда два конкурирующих субъекта обладают сопоставимыми возможностями, включая способность уничтожить друг друга, риски смертельной схватки высоки, если только обе стороны не имеют чрезвычайно высокого уровня уверенности в том, что противоположная сторона не нанесет им неприемлемого вреда и нет риска полного уничтожения. Это истина, как для внутреннего, так и для мирового порядка.

Представьте, что вы имеете дело с кем-то, кто может либо сотрудничать с вами, либо уничтожить вас, и что вы можете либо сотрудничать с ним, либо уничтожить его, и ни один из вас не может быть уверен в том, что предпримет оппонент. Что бы вы сделали? Даже если для вас и вашего визави лучшим выбором будет сотрудничество, логично, что каждый из вас должен уничтожить другого прежде, чем этот другой уничтожит вас. Все потому, что выживание имеет первостепенное значение, и вы не знаете, уничтожат ли вас конкуренты, хотя вы уверены, что в их интересах избавиться от вас прежде, чем вы избавитесь от них. В теории игр такое положение называется «дилеммой заключенного». Вот почему необходимо установить взаимно гарантированную защиту от вреда существованию, который противники могут нанести друг другу. И все с целью избежать кровопролитных войн. Установление политики обмена выгодами и зависимостями, потерять которые было бы неприемлемо, еще больше укрепляет хорошие отношения. Потому что а) большинство войн происходит, когда неясно, которая из сторон наиболее сильна, поэтому результаты весьма туманны, б) войны ужасны сами по себе, а также в) проигрыш в войнах губителен, они чрезвычайно опасны. Начинать войну имеет смысл, если есть уверенность в том, что у вас не будет недопустимых потерь, вы должны хорошо подумать, за что вы действительно будете сражаться насмерть. Иногда проблемы самого существования для обеих сторон являются неразрешимыми, и тогда война (внутренняя или внешняя) неизбежна.

Шансы на мир, а не на войну, зависят от готовности людей соблюдать существующие правила, от стремления сделать правила взаимоприемлемыми при их адаптации. Если обстоятельства требуют, корректировки вносятся с целью избежать войны и угрозы гарантированного взаимно уничтожения. Таким образом, чем больший упор делается на подобные вещи, тем больше шансов на мир, и чем меньше внимания уделяется таким моментам, тем больше шансов на конфликт. Это верно, как на международном, так и на внутреннем уровне. Например, правила игры во многих системах (например, в нынешних установившихся демократиях) ограничивают то, какой вред одна сторона может нанести противнику и каким образом они могут его нанести. Поэтому, если правила соблюдаются, борьба между сторонами напоминает соревнование команд, которым разрешено побеждать, но не уничтожать друг друга. В результате побежденная команда может восстановить силы и вернуться в бой. Однако в некоторых сообществах в наши дни и во многих случаях в истории внутренние бои за порядок были смертельными схватками, потому что победитель хотел убедиться, что проигравший повержен навсегда. История также показывает нам, что мы не можем в обязательном порядке полагаться на системы и людей, у которых есть правила и правила эти соблюдаются. Поэтому, не удивительно, что кто-то забывает о нормах и сражается со всей ожесточенностью. Многие из тех, кто предполагал, что правила и взаимоуважение сохранятся, отведя угрозу, пострадали от неожиданно быстрых изменений, которые стоили им свободы или жизни (например, изменение внутреннего порядка в Германии в 1933-45 гг., повлиявшее на евреев, изменения 1949 года в Китае, поскольку они затронули капиталистов, и изменения 1959 года на Кубе, поскольку они коснулись большинства людей). Что касается соблюдения соглашений, на них также нельзя полагаться, потому что обстоятельства меняются непредсказуемым образом, поэтому стороны, желающие добиться наилучших результатов, должны быть готовы изменить их взаимоприемлемыми способами. В идеале 1) есть хорошие правила и соглашения, а также 2) четкие определения и некоторая гибкость для постоянного существования норм поведения, чтобы сохранялись хорошие отношения, являющиеся их результатом. Однако, если соглашений не существует вовсе, всегда есть угроза гарантированного взаимного уничтожения. А оно, как ни странно, способно сохранить мир. Это мощная сила мира, потому что само выживание — основная потребность, которая важнее всего остального.

Подобные случаи подводят меня к следующему принципу, основанному на реальных условиях взаимодействия людей.

Обладайте властью, уважайте власть и используйте власть с умом или отойдите в сторону, но не сражайтесь. Обладание властью — это хорошо, потому что власть всегда побеждает любые соглашения, правила и законы. Все потому, что, когда дело доходит до столкновения, те, у кого есть власть могут либо обеспечить соблюдение и толкование собственных правил и законов, либо отменить правила и законы. Таким образом, самые влиятельные получат то, что хотят. Последовательность использования власти следующая. Когда возникают разногласия, несогласные стороны сначала пытаются разрешить их, не обращаясь к правилам / законам, пытаясь самостоятельно договориться о том, что им предпринять. Если это не сработает, участники попытаются использовать соглашения / правила / законы, которые они согласились соблюдать. Если же и это не подействует, тогда те, кто хочет получить желаемое больше, чем это позволяют правила, они прибегнут к использованию своего могущества. Когда одна сторона воспользуется своей мощью, а другая сторона спора недостаточно запугана, чтобы уступить, будет проходить проверка относительного могущества, обычно в форме войны. Мудрое использование власти не обязательно означает принуждение других давать вам то, что вы хотите, то есть запугивать их. Это включает в себя признание того факта, что щедрость и доверие являются мощными силами для создания беспроигрышных отношений, которые приносят на порядок больше пользы, чем отношения в формате взаимного проигрыша. Но это не всегда достижимо. Когда происходят войны — гражданские или между государствами — вам придется решить, хотите ли вы участвовать в них или желаете их избежать. Если сомневаешься, лучше отойти в сторону. Вы всегда можете вернуться, но, возможно, не вы не сможете выбраться из западни войны.

Давайте теперь посмотрим, как развиваются и сходят на нет союзнические отношения, враги и войны, и как снова и снова возникают периоды мира и процветания.

Изучая много исторических прецедентов и лично испытав крошечный кусочек исторического пути, я видел, как динамика баланса сил движет практически любой борьбой за власть — например, офисную политику внутри организаций, местную политику, национальную политику в формировании внутреннего порядка и международную политику в ходе формирования мирового порядка. Динамика баланса сил, заключающаяся в формировании союзников и врагов и ведении войн, проявляется в серии шагов, на которых: 1) противоборствующие стороны формируют союзы, так что обе стороны имеют примерно равное количество сил, 2) затем обе стороны борются друг с другом, и конечном счете борьба устанавливает, кто победители и проигравшие, 3) затем те, кто находился победившей стороне, борются между собой за контроль над проигравшей стороной, пока кто-то из них не одержит победу и не закрепит за собой господство, 4) затем, когда есть четко установленный гегемон и никто не хочет бороться с явно доминирующей державой, наступает период мира и процветания, который обычно приводит к увеличению капиталов и расслоения по уровню могущества до тех пор, пока 5) не произойдет разрыв по уровню благосостояния и влияния, доминирующая держава ослабеет, и по той или иной причине вспыхнет новая борьба за национальное богатство и власть, чтобы процесс происходил снова и снова. Точнее, сам процесс разворачивается подобным образом, хотя то, как именно он обернется, зависит от установленного порядка и самих людей на фоне того, как раскрываются следующие фазы:

A) Грядет формирование альянсов

Когда нет примерно равного влияния (например, если в США демократы имеют гораздо больше власти, чем республиканцы, или наоборот), более могущественная партия, скорее всего, воспользуется преимуществами и будет контролировать менее могущественную партию. Чтобы нейтрализовать более сильную партию, более слабая сторона естественным образом находит выход в том, что другие партии присоединятся к ней с целью противостоять более сильной стороне. Таким образом они коллективно могут получить равную или большую власть, что и оппонент. Если ранее более слабая партия коллективно получает больше власти, чем ранее более сильная партия, прежде более сильная партия заключает сделки с другими партиями, чтобы вступить с ними в союз, чтобы устранить превосходство оппонирующей стороны. В результате союзники с очень разными корыстными интересами объединяются с целью противостоять общему врагу — как говорится, «враг моего врага — мой друг». Такая динамика, естественно, приводит к тому, что разные стороны сосредотачивают в своих руках примерно равную власть. Тот факт, что эти стороны связаны в единой борьбе против общего врага, не следует неправильно истолковывать как означающий, что они теперь единомышленники. Например, на недавних выборах можно было увидеть такую динамику баланса сил в действии. Вот почему Республиканская партия и Демократическая партия получили примерно равное количество сторонников и стали примерно одинаково мощными в борьбе против друг друга, в то же время различия внутри партий настолько велики, что одни сегменты хотят уничтожить другие сегменты, чтобы получить контроль над собственной партией. Эта динамика формирования союзов и врагов происходит на всех уровнях взаимоотношений, от самых важных международных союзов, определяющих наиболее значимые элементы мирового порядка, до важнейших союзов внутри стран, определяющих внутренний порядок, вплоть до тех, которые находятся внутри штатов, в городах, внутри организаций и среди частных лиц. Самым важным эволюционным сдвигом, повлиявшим на создание союзов, стало сжатие мира, чтобы сделать их более глобальными. Раньше они были менее глобальными (например, европейские страны создавали союзы для борьбы с другими европейскими странами, азиатские страны делали то же самое и т. д.). Но, по мере того, как мир «стал теснее» из-за улучшения транспорта и коммуникаций, он стал также более взаимосвязанным и громоздким, и возникли новые глобальные союзы. Вот почему в Первой и Второй мировых войнах было две большие стороны, и они будут развиваться.

B) Далее будет борьба за определение победителей и проигравших.

Большие драки обычно происходят между сторонами, когда оба участника обладают примерно равным могуществом и существенными расхождениями взглядов. При большой асимметрии сил не бывает больших драк, потому что для явно более слабых субъектов было бы глупо драться с явно более сильными, а если бы они действительно дрались, то драки были бы несущественными. Однако иногда, когда у обеих сторон примерно равные уровни могущества, могут возникнуть тупиковые / безвыходные ситуации, а не большие драки, когда экзистенциальная угроза причинения себе вреда в процессе попытки навредить другой стороне больше, чем выгода, которую можно получить от смертельной схватки. Например, когда существует взаимно гарантированное разрушение – как кризис, когда столкнулись США и Советский Союз, что помешало им драться насмерть, — скорее всего, будет противостояние, а не реальная битва. Периоды мира обычно наступают тогда, когда уровни могущества неравны, а более сильная держава собственной щедростью подчиняет более слабые субъекты, чтобы все были счастливы.

Хотя такие большие драки обычно предполагают насилие, они могут носить и ненасильственный характер. Но это только в случае, если для субъектов действуют ненасильственные правила ведения боя, которых они придерживаются и которые позволяют разрешать споры, в первую очередь экзистенциальные. Например, на последних выборах в США две политические партии обладали примерно равным объемом властных полномочий и запасом непримиримых разногласий, поэтому они вели серьезную борьбу за политический контроль, которая привела к мирной передаче политической власти в соответствии с правилами, изложенными в Конституции. Однако, когда нет четких правил и / или, когда стороны их не соблюдают, «боевые действия» будут гораздо более ожесточенными, часто буквально до смерти.

C) Потом будут стычки в среде победителей.

История показывает нам, что после борьбы за власть, в которой терпит поражение общий враг, те, кто объединились против общей угрозы, обычно вступают в схватку за власть между собой. В это же время те, кто находится проигравшей партии, делают то же самое, но при этом все планируют свою следующую атаку. Я называю это «чисткой» состояния баланса сил динамическими процессами. Так происходило во всех случаях, из которых наиболее известны французские и русские гражданские войны, а также революции. Понимая эту типичную динамику, нужно следить за ней сразу после того, как один режим отнимет власть у другого. Например, поскольку США в настоящее время прошли стадию политической борьбы (т. е. выборы) и теперь имеют дело со сменой режима в политическом руководстве США (т. е. с новым президентом), мы должны теперь обратить наше внимание на то, как фракции Демократические партии борются друг с другом за влияние. Мы также должны следить за тем, как фракции Республиканской партии борются друг с другом за контроль над своей партией. Самое главное, мы должны увидеть, выиграют ли самые крайние элементы в обеих партиях, что еще больше разнесет две партии по разным полюсам и создаст почву для гораздо более серьезного конфликта между двумя более поляризованными сторонами (демократами и республиканцами). Или же умеренные окажутся в выигрыше с двух сторон, что сблизит эти стороны. Когда к власти приходят новые режимы (то есть победившая сила), они должны решить, что делать с врагами, которых они повергнут, зная, что, если они не будут убиты или лишены полномочий, есть хорошие шансы, что побежденные восстановят силы и продолжат борьбу. То, как поступят участники, зависит от системы и руководителей этой системы. В системе США и в целом в демократических государствах правила позволяют проигравшим оставаться невредимыми и пребывать в расслабленном состоянии, а также им разрешается попытаться восстановить власть и снова вступить в борьбу. В большинстве других систем управления конкуренты так или иначе устраняются.

D) Далее наступит время мира и процветания, которое приведет к дефициту материальных благ и излишествам.

История показывает нам, что вследствие этой динамики лучшие времена, то есть когда имеет место мир и процветание, обычно случаются после войны, когда руководство и структура власти четко установлены, поэтому нет серьезной борьбы за власть внутри страны или с другими странами — потому что существует явно более могущественный субъект, который позволяет менее могущественным субъектам вести достойную жизнь.

E) Нарастающий конфликт в последующем — неизбежен

Пока существует мир и процветание для большинства людей, что будет иметь место только в том случае, если граждане продолжат оставаться само дисциплинированными и продуктивными, мир и процветание, вероятно, сохранятся. Однако, как объяснялось ранее, периоды мира и процветания, как правило, обусловливают большой водораздел по линии благосостояния, что приводит к конфликтам, когда процветание угасает и существуют другие цели, за которые стоит бороться.

Как уже упоминалось, эти динамические изменения отражают человеческую природу, поэтому они вечны и универсальны. Далее следует несколько других важных вневременных и универсальных динамик человеческой природы, которые управляют циклом.

3) Динамика предпочтения краткосрочного удовольствия долгосрочному благополучию

Большинство людей склонны отдавать приоритет краткосрочному удовольствию перед долгосрочным благополучием. Такой подход играет большую роль в маневрирование по ходу этих циклов. Предпочтение краткосрочных удовольствий долгосрочному благополучию, естественным образом, преувеличивает фазы взлета и падения цикла. Это происходит разными способами, наиболее очевидно вследствие образования циклов резкого роста долга и спада.

Хотя большинство физических и юридических лиц предпочитают краткосрочное вознаграждение благополучию с прицелом на долгий срок, что наносит им вред, это особенно справедливо для государственных структур вследствие того, как работает политическая динамика. В частности, а) политики были и продолжают обладать общей чертой — мотивацией уделять приоритетное внимание ближайшей, а не долгосрочной перспективе, б) они не любят сталкиваться с ограничениями и сложными финансовыми компромиссами (например, тратить на вооруженные силы для «защиты» или тратить на социальные программы), и c) с политической точки зрения опасно отбирать деньги у людей, облагая их налогом. По этим причинам политического характера желательно брать взаймы и тратить, потому что, а) это позволяет политикам предоставлять больше собственному населению без необходимости повышать налоги и б) кредиторы с готовностью будут предоставлять ссуды центральному правительству независимо от того, сколько у него долгов, если у него при этом есть печатный станок для обеспечения выплат. В результате правительства постепенно заимствуют и тратят до тех пор, пока они больше не могут это делать, и тогда процесс идет в обратном порядке. Когда они достигают своих пределов долга, если валюта «твердая» (т. е., нет возможности напечатать столько, сколько необходимо), расходы должны сократиться до уровня дохода, поэтому необходимо сократить бюджет и / или повысить налоги. Это приводит к политическим проблемам и множеству других вызовов. Самое главное, это место становится менее желательным для тех, кто облагается налогами, и для тех, кто полагается на услуги, которые должны быть сокращены при необходимом урезании затрат. Те, у кого больше денег и больше выбора, покидают такое государство, и это приводит к процессу опустошения, который идет по нарастающей, и в котором налоговые поступления падают даже при повышении налогов. Такая само усиливающаяся нисходящая спираль продолжается до тех пор, пока не произойдет революционная реструктуризация. За этим процессом легко проследить, и в этом его ценность.

Самая большая разница в том, как проявляется эта нехватка денег, связана с тем, можно ли напечатать деньги и использовать их для заполнения дыры. В любом случае население страдает — просто они страдают по-разному. Когда деньги не могут быть напечатаны для обслуживания долга (например, долг выражен в иностранной валюте), возникают проблемы жесткой экономии и долговые с погашением долга. Однако, когда деньги могут быть напечатаны для обслуживания долга, будет эмитирована более чем достаточная денежная масса для обслуживания долга, а стоимость самих денег снизится. Это также очень «завуалированный налоговый» способ получения денег, поэтому никто не жалуется, что делает его более приемлемым с политической точки зрения. Даже в тех государствах, где трудно получить деньги, центральные банки будут печатать деньги, отказавшись от твердой валюты способами, подробно описанными в главе 3. Однако, как говорится, «бесплатного обеда не бывает». При прочих равных условиях увеличение предложения долговых активов и денег обесценивает долговые активы и сами деньги. Хотя сейчас много говорят о том, как можно производить долги и деньги, чтобы тратить больше, не страдая от неблагоприятных последствий, не верьте этому. Разберитесь в механизмах того, как это действует, описанных описаны в главах 2 и 3.

В любом случае, когда приходит время расплаты, люди страдают, что усугубляет последствия и без того огромного водораздела по линии благосостоянии, нарастают конфликты, и цикл обычно заканчивается той или иной формой революционной реструктуризации. Поскольку долгосрочное будущее в конечном итоге становится настоящим, в конце концов наступает день расплаты, и каждому предоставляется менее благоприятный диапазон возможностей. Например, что касается нынешнего положения вещей, мы в Соединенных Штатах сталкиваемся с обстоятельствами, которые оставляют нас с менее благоприятным набором вариантов, чем мы могли бы иметь, если бы мы и те, кто принимал решения до нас, поставили вперед долгосрочное финансовое здоровье в ущерб сиюминутным пожеланиям.

Есть еще один общий важный аспект человеческой природы, который способствует тому, что эти циклы становятся более экстремальными и болезненными, чем они должны быть. А именно…

4) Неспособность извлекать уроки из истории

Большинство людей усваивает только те уроки, которые они извлекли из полученного опыта, сильно отличающийся от того, который им еще предстоит; учиться на собственном опыте недостаточно, а изучение истории важно. Как я объяснял ранее, поскольку большой цикл длится столько же или дольше, чем человеческая жизнь, то, с чем люди столкнутся, будет для них новинкой. Фактически, поскольку на противоположных концах этого длинного цикла обстоятельства и окружающие условия скорее противоположны, чем схожи — например, периоды мира / резкого роста противоположны периодам войны / спада — этапы, с которыми люди сталкиваются позднее в своей жизни, скорее всего, будут такими, что противоположны, чем схожи с теми, с которыми они столкнулись ранее в своей жизни. В результате они, как правило, плохо подготовлены к ним, если не могут усвоить уроки истории. Это приводит к тому, что люди плохо ориентируются в навигации циклами, что делает спады в циклах более глубокими, а подъемы — более преувеличенными, отсюда их характер подъема-спада.

Вместе эти четыре силы, взаимодействующие с унаследованными нами обстоятельствами, являются основными движущими силами изменений в нашем внутреннем порядке, нашем поведении и получаемых нами результатах.

Как существующие обстоятельства и силы перемен работают вместе, вызывая изменения во внутреннем порядке, то есть как работает машина

Я обнаружил, что, рассматривать происходящее сейчас как просто текущий эпизод постоянно разворачивающейся истории, в которой а) нынешние обстоятельства и б) большие силы, которые воздействуют на эти обстоятельства, вместе производят изменения в том, что существует и что будет существовать, причем со ссылкой на аналогичные периоды в истории – это лучший ракурс. Тогда можно увидеть, что каждый порядок и каждая группа людей, действующих в этом порядке, будут менять вещи в зависимости от того, каковы они сами; очень полезно видеть, что разные порядки и разные люди в государствах, которые сталкиваются с разными обстоятельствами, будут определять, что именно будет дальше.

Например, в то время как каждая страна имеет свой собственный способ выбора новых правителей, во всех случаях лидеры выбираются как существующей системой (то есть существующим порядком), так и людьми, работающими в системе, поэтому результаты зависят от того, каков порядок и сами люди. А то, что они собой представляют, связано с ранее существовавшей системой и ранее существовавшими людьми, которые их сформировали. Например, в американской системе президент избирается как 1) демократической системой, изложенной в Конституции, и 2) сегодняшними людьми, действующими в рамках системы. Таким образом то, насколько хорошо работает система, зависит от того, какова система и люди, действующие внутри нее, которые возникли из их предшествующих детерминант. Поскольку люди, которые сейчас имеют дело с системой, отличаются от людей из предыдущих поколений, которые работали с той же системой, мы должны ожидать результатов, отличных от тех, что были в прошлом, в зависимости от того, в чем отличие действующих лиц. Непризнание таких различий и отсутствие взгляда на вещи с точки зрения истории — плохие попутчики.

PS: Один совет 5

Я хотел бы передать следующие два предложения о том, как добиться наилучших результатов с учетом ваших обстоятельств:

  • Вы лично и те, кто руководит, должны иметь реалистичное понимание обстоятельств, в которых вы находитесь, диапазона возможностей, которые существуют в этих обстоятельствах, и того, как принимать решения для достижения наилучших возможных результатов в этих обстоятельствах. Поскольку обстоятельства, с которыми вы столкнетесь, будут отличаться от тех, с которыми вы сталкивались раньше, вам необходимо усвоить уроки истории и представить, как они могут применяться к решению задач в ситуации, в которой вы находитесь. Вы также должны быть очень адаптируемыми, чтобы делать то, что вам может понадобиться, выходя за пределами вашего текущего диапазона возможностей.
  • У вас может быть лучшее будущее, если вы ставите отложенное удовлетворение выше немедленного

Как обстоят дела в настоящий момент?

Следующие графики, которые я показывал ранее, — это лишь некоторые из тех, что помогают нарисовать картину положения, где сейчас находятся США по отношению к тому, где они были с точки зрения их долга и валюты, их разрыва по уровню благосостояния и доходов, их расслоения по политическим симпатиям, а также их влияния в мире. Я не буду снова углубляться в цифры и в то, что они означают, кроме как отмечу, что первые графики демонстрируют, что проблема долга / валюты является самой большой с 1930-х годов, а два графика после них показывают, насколько велика разница в уровне благосостояния и доходов с тридцатых годов прошлого века. График, который следует слева, отражает, что глубина разрыва по политическим симпатиям является наибольшей с 1900 года, а тот, который находится справа, говорит о том, что Соединенные Штаты по-прежнему являются ведущей державой, но переживают собственный спад. При этом Китай быстро развивается, мы видим рост относительного могущества. Я показываю эти графики только для того, чтобы продемонстрировать, что обстоятельства, которые сейчас сложились и с которыми приходится иметь дело, не такие, как те, которые существовали раньше. Поэтому было бы глупо думать, что в ваших силах что-то осуществить, не принимая во внимание эти и другие обстоятельства. Было бы предпочтительнее поместить то место, где мы сейчас находимся, в исторический контекст, со ссылкой на аналогичные периоды прошлых лет. Об этом наш следующий раздел. В нем я опишу шесть этапов, которые, по моему мнению, проходят все страны, следующие по пути собственных взлетов и падений. Зная, на каких стадиях находятся разные государства — что можно определить по их симптомам — можно узнать диапазон существующих возможностей.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 8
Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 8

[7][8]

Говард Маркс "Нечто, представляющее ценность"

[1] Хотя стихийные бедствия (особенно эпидемии и климатические явления) и изменения в технологиях — это две дополнительные показатели благосостояния, которые всегда оказывали большое влияние — и обещают иметь еще большее влияние в будущем — они будут иметь менее непосредственные последствия, и я не включаю их сюда. У меня нет возможности, чтобы вникнуть в них прямо сейчас.

[2] Например, в прошлом веке доля материальных благ для 1% богатейших людей в США колебалась от почти 50% в 1920-х годах до чуть более 20% в конце 1970-х; в Великобритании она колебалась от более 70% в 1900 году до примерно 15% в 1980-х годах и в настоящее время составляет около 35% (данные из Всемирной базы данных о неравенстве). Эти сдвиги в неравенстве можно увидеть, по крайней мере, еще во времена Римской республики и Империи, как описывает Вальтер Шайдель в «Великом уравнителе».

[3] Аристотель, Политика, IV.11 (перевод Стивена Эверсона)

[4] Это не означает, что те, кто управляет автократией, в конечном итоге не отчитываются перед народом, потому что народ может в конечном итоге свергнуть правительство.

[5] На самом деле я пишу этот совет для своих внуков, чтобы они могли его иметь, под рукой когда вырастут, а меня с ними нет.

[6] Источник: Всемирная база данных о неравенстве.

[7] Источник: Всемирная база данных о неравенстве.

[8] Основываясь на данных от voteview.com

Важная информация

Данные, содержащиеся в настоящем документе, являются актуальными на момент выхода статьи и нацелены исключительно на предоставление результатов наблюдений и точек зрения компании «Bridgewater Associates, L.P.» («Bridgewater»), доминирующих на момент написания материала, если только это не оговорено особым образом. «Bridgewater» не несет обязательств предоставления получателям данного материала обновленных либо измененных данных, отличных от содержащихся в документе. Производственные показатели и рыночная конъюнктура могут демонстрировать более высокие или низкие цифры, чем те, что задокументированы в настоящем материале. Одновременно с этим, информация, данные прогнозов и анализа, которые по своей природе могут представлять собой зависимые от временного фактора показатели, могли существенным образом измениться и не демонстрировать более точку зрения «Bridgewater». Утверждения, содержащие мнения с прицелом на будущее или прогнозы (либо иные формулировки соответствующего характера) подпадают под определение их как ряда потенциальных факторов риска и неопределенности, при этом они являются информативными по своей природе. Реальные производственные показатели могут, и, по всей вероятности, являются такими, что существенно отличаются от данных, предоставленных настоящим документом. Характеристики экономической деятельности прошлых времен не являются индикативными для результатов, ожидаемых в будущем.

Исследование компании «Bridgewater» использует данные и информацию из публичных, приватных и внутренних источников, включительно с данными по торговым сделкам «Bridgewater». Источниками являются: Австралийское бюро статистики, Bloomberg Finance L.P., Capital Economics, CBRE, Inc., CEIC Data Company Ltd., Consensus Economics Inc., Corelogic, Inc., CoStar Realty Information, Inc., CreditSights, Inc., Dealogic LLC, DTCC Data Repository (U.S.), LLC, Ecoanalitica, EPFR Global, Eurasia Group Ltd., European Money Markets Institute – EMMI, Evercore ISI, Factset Research Systems, Inc., The Financial Times Limited, GaveKal Research Ltd., Global Financial Data, Inc., Haver Analytics, Inc., ICE Data Derivatives, IHSMarkit, The Investment Funds Institute of Canada, International Energy Agency, Lombard Street Research, Mergent, Inc., Metals Focus Ltd, Moody’s Analytics, Inc., MSCI, Inc., National Bureau of Economic Research, Organisation for Economic Cooperation and Development, Pensions & Investments Research Center, Renwood Realtytrac, LLC, Rystad Energy, Inc., S&P Global Market Intelligence Inc., Sentix Gmbh, Spears & Associates, Inc., State Street Bank and Trust Company, Sun Hung Kai Financial (UK), Refinitiv, Totem Macro, United Nations, US Department of Commerce, Wind Information (Shanghai) Co Ltd, Wood Mackenzie Limited, World Bureau of Metal Statistics, а также Мировой Экономический Форум. Несмотря на то, что мы рассматриваем информацию из внешних источников как надежную, мы не несем ответственность за ее корректность.

Мнения, выраженные в данном материале, являются исключительно мнением фонда «Bridgewater» по состоянию на дату написания отчета и могут изменяться без предварительного уведомления. «Bridgewater» предлагает к рассмотрению производственную информацию относительно индексов, подобных индексу хежд-фонда «Dow Jones Credit Suisse», который может быть включен в данный материал. Вам следует признать тот факт, что «Bridgewater» может иметь существенный финансовый интерес по одной или более обсуждаемых здесь позиций и/или ценных бумаг либо деривативов. Сотрудники «Bridgewater» могут иметь обязательства по срочным сделкам при игре на повышение или понижение, могут продавать или покупать ценные бумаги либо деривативы, на которых есть ссылки в данном материале. Ответственные за подготовку данного отчета получают компенсационные выплаты на основании разного рода факторов, включая, помимо прочего, качество их труда и доходы компании.

Настоящий материал предоставлен исключительно в информационных и образовательных целях и не является предложением к продаже или предложением оферты к покупке ценных бумаг либо других упомянутых здесь финансовых инструментов. Любое предложение подобного рода будет составлено в соответствии с определенным инвестиционным меморандумом. Данный материал не образует собой личные рекомендации и не принимает во внимание конкретные инвестиционные задачи, финансовую ситуацию или нужды отдельно взятых инвесторов, которые подлежат обязательному рассмотрению перед принятием решений по капиталовложениям. Инвесторам следует обсудить, существует ли обоснованные причины для получения советов или рекомендаций в подобного рода изысканиях, касательно конкретных обстоятельств, и кроме того, определиться в отношении необходимости получения профессиональной консультации, включительно с рекомендациями юридического характера, по вопросам налогообложения, финансовой отчетности, инвестиционной деятельности и прочими консалтинговыми услугами.

Информация, предоставленная в настоящем документе, не нацелена на предложение достаточного базиса, на основе которого принимаются инвестиционные решения, тогда как решения о капиталовложениях не должны основываться на условных, гипотетических или образных данных, которые несут в себе неотъемлемые ограничения. В отличие от отчетности по реальным производственным показателям, условные или гипотетические результаты не отражают собой действительные торговые сделки или административные расходы и могут недостаточно учитывать или преувеличивать воздействие определенных факторов риска для рынков. «Bridgewater» не делает никаких утверждений, которые предоставит любой балансовый отчет, и не предоставляет никаких репрезентативных данных, которые, по всей вероятности, приведут к получению прибыльности, схожей с той, что демонстрируется на примерах. Стоимость и ценность объектов для инвестиций, на которые ссылается данное исследование, как и доход, получаемый в результате таких капиталовложений, могут быть неустойчивыми.

Каждое вложение капитала замешано на риске, а на фоне изменчивой или неопределенной рыночной конъюнктуры, могут появиться значительные вариации в ценности таких инвестиций и окупаемости по ним. Капиталовложения в хедж-фондах – это сложный и спекулятивный процесс, несущий с собой риск высокой степени, включительно с опасностью полной потери инвестором всего инвестиционного объекта. Инвестиционные показатели прошлых лет не являются руководящим принципом для будущих показателей, возврат по капиталовложениям не гарантируется, и может случиться полная утрата первоначального капитала. Определенного рода транзакции, включительно с теми, что затрагивают леверидж, фьючерсы, опционы и прочие деривативы, поднимают уровень существенного риска и не являются приемлемыми для всех инвесторов. Явления изменчивости в обменных курсах могут нести с собой ощутимое неблагоприятное воздействие на ценность определенных инвестиционных инструментов, на их стоимость, а также на доход, получаемый от таких объектов инвестирования.

Данная информация не была нацелена и не подлежала для распространения или использования любым физическим либо юридическим лицом, расположенным в любой из юрисдикций, где подобное распространение, публикация, доступность или применение противоречило бы применяемому закону либо регуляторным нормам, равно, как и в юрисдикциях, которые накладывают на компанию «Bridgewater» любого рода требования по регистрации или лицензированию в границах такой юрисдикции.

Ни одна из частей данного материала не подлежит (i) копированию, фотографированию или дублированию в какой бы то ни было форме и каким бы то ни было способом, а также не допускается (ii) повторное распространение материала без получения предварительного письменного согласия от компании «Bridgewater ® Associates, LP».

©2020 Bridgewater Associates, LP. Все права защищены.

Поделиться

Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к экслюзивным материалам

Поделиться

Блог

shutterstock_1548797354_1

Что делать с рублями и рублевыми активами?

Инвестиции связаны с будущим. Но как нам успешно инвестировать, если мы не можем ни предсказать будущее, ни контролировать его? Говард Маркс, Oaktree Capital ($164 млрд. под управлением)
shutterstock_1898381929_13

Как пополнить счет рублями <br> в Interactive Brokers

Краткая инструкция для создания и заполнения платежного поручения для пополнения счета рублями в Interactive Brokers
shutterstock_350416217_12

Говард Маркс — Ветра перемен

Мое внимание привлекают вовсе не «макроперемены» — что произойдет с ВВП, инфляцией и процентными ставками в следующем году, а скорее, «макроперемены», способные на долгие годы оказывать влияние на нашу жизнь.…
shild-pragmatos-back

Подпишитесь прямо сейчас

Зарегистрируйтесь на сайте и получите бесплатный доступ к эксклюзивным материалам
на сайте Pragmatos Capital: статьям,
переводам и обзорам рынка