Рэй Далио — Новый мировой порядок. Глава 9

Погружаемся в шесть стадий цикла с особым вниманием к тому, на каком этапе в настоящее время находятся США

2020 год

Источник — RAY DALIO. THE CHANGING WORLD ORDER

Перевод Pragmatos Capital
Авторские права

Глава 9. Погружение в шесть стадий внутреннего цикла с особым фокусом на США в сегодняшних условиях

Внутренний порядок по обыкновению (хотя и не всегда) изменяется посредством относительно стандартной последовательности этапов, по аналогии с тем, как прогрессирует заболевание. Глядя на развивающуюся симптоматику, мы можем сказать, какие именно этапы ей соответствуют. Например, точно также, как третья стадия онкологического заболевания отличается от течения рака четвертой стадии тем самым образом, который определяется различными сложившимися условиями, возникшими в результате того, что происходило в ходе предыдущих стадий, аналогичная ситуация справедлива и для различных этапов большого цикла внутреннего порядка/хаоса. Подобно серьезному недугу, различные условия служат основаниям для разного рода действий, чтобы справиться со сложившейся обстановкой. К тому же, разные ситуации являются источником разнообразного диапазона возможностей, которые будут задействованы в процессе принятия мер. Например, совокупность обстоятельств, свидетельствующая в пользу старения и нездоровья, предоставляет спектр возможностей, который отличается от стечения обстоятельств в здоровой среде молодого организма. Как и в случае с онкологией, лучшей мерой будет остановить прогрессирование заболевания перед тем, как оно перейдет в следующую стадию.

Ниже представлен список показателей состояния здоровья, которые я первый раз передал вам еще в главе первой. Большинство из этих критериев общего самочувствия могут быть подвергнуты количественной оценке для формирования индекса здоровья любого государства. В случае, если номинальные данные по каждому из пунктов устойчивы/удовлетворительны (т.е., ползунок находится на левой половине спектра), состояние организма является стабильным/удовлетворительным и есть большая вероятность, что на перспективу все системы жизнедеятельности будут работать с высокими/удовлетворительными показателями. В ситуации, когда числовые данные по представленным пунктам слабы/неудовлетворительны, навстречу, по всей вероятности, идут плохие времена. Направления, по которым мы измеряем сильные качества организма, являются важнейшими детерминантами совокупной прочности его позиций. В настоящей главе мы каким образом, как взаимодействие этих условий определяют каждый из этапов, чтобы любой мог при взгляде на сложившиеся условия сказать, на каком этапе какая из стран находится, чтобы впоследствии продумать прогноз для нее. В заключительной главе данной книги на тему будущего я покажу количественные данные для каждого из показателей, а также воспользуюсь ими в моей попытке исследования того, что может ожидать впереди. На текущий момент я хочу всего лишь изложить концепции.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Происходит совместное развитие этих показателей устойчивости, причем в архетипическом порядке, создавая тем самым этапы архетипического цикла. Применяя их маркеры, мы может идентифицировать, какое место в цикле занимает каждая страна, штат или город и сформировать собственные прогнозируемые результаты относительно того, какая доля вероятности развития ситуации будет основываться на существующих условиях. В следующей таблице, чтобы облегчить охват всей картины, я преобразовал большинство наших показателей в цветовые индикаторы, при этом ярко зеленый представляет собой благоприятные показания «измерителя», а ярко красный свидетельствует в пользу толкования ситуации как неблагоприятная. Именно среднее значение данных показаний определяет то, на какой стадии находится собственно цикл, во многом таким же образом, как служило среднее значение восьми показателей могущества, используемых мной качестве мерила совокупной мощи. По аналогии со всеми индикаторами могущества, хотя любой из нас может переконфигурировать их для выдачи показателей, несколько отличающихся друг от друга, в широком смысле они индикативны в своей основе. Я показываю вам это для представления примера типичного процесса, не присматриваясь ни к одному из конкретных прецедентов. Я буду рассматривать отдельно взятые случае вместе с показателями по ним в заключительной части моего исследования.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Если конкретнее, то с начала изучения истории мне представляется, что этапы архетипического большого внутреннего цикла, ведущие от внутреннего порядка к внутреннему хаосу и обратно выглядят следующим образом:

  • Фаза 1, в которой берет начало новый порядок, и новый гегемон консолидирует могущество, которая ведет к…
  • Фазе 2, когда созидаются и совершенствуются система распределения ресурсов и государственная бюрократическая машина, которая при своем завершении запускает начало…
  • Фазы 3, в ходе которой есть все условия для мирной жизни и процветания, а она переходит в…
  • Фазу 4, когда наблюдается чрезмерный излишек в расходовании средств с избыточными долговыми обязательствами на фоне расширяющейся пропасти по уровню благосостояния и по политическим предпочтениям, а она передает эстафету…
  • Фазе 5, где имеют место неудовлетворительная финансовая ситуация и глубокий конфликт, чем запускается…
  • Фаза 6, в которой своим присутствием отметятся вооруженные конфликты/революции, а она ведет к…
  • … Фазе 1, запускающей Фазу 2, и т.д., при этом полный цикл повторяется заново.


Каждая фаза презентует различный набор условий, с которыми вынуждены справляться люди, оказавшиеся перед лицом сложившейся ситуации. Некоторые из обстоятельств гораздо более затруднительные, чем другие в плане своего разрешения. Например, на ранней стадии долгосрочного долгового цикла, когда у государственных структур есть большая возможность накапливать долги ради финансирования расходных статей, с имеющимися обстоятельствами справиться гораздо проще, чем на более поздних стадиях долгосрочного долгового цикла, когда возможность по эмиссии денег и кредита для финансирования расходов представляется маловероятной или нереальной. По этим причинам диапазон возможных путей по направлению вперед, а также тех вызовов, с которыми сталкиваются власть имущие зависят от того, на каком этапе цикла находится государство. Разнообразие таких этапов предоставляет разные вызовы, требующие избирательных качеств, понимания ситуации и умения от лидеров для того, чтобы эффективно с ними справляться. То, насколько хороша подготовка к встрече с подобными обстоятельствами – т.е., ваша подготовка к встрече с лично вашей ситуацией и готовность наших власть предержащих перед лицом коллективных обстоятельств – что подразумевает необходимость осознавать их и адаптироваться к ним, влияет на то, насколько хороши или плохи будут результаты, когда существующий диапазон возможностей имеет свои границы, а сами возможности складываются с учетом обстоятельств. Различные стадии развития общества обладают разными свойствами по организации тех подходов, с помощью которых можно подступиться к сложившейся ситуации. Такие главы государств и сообщества соответствующего уровня развития, которые осознают создавшиеся условия и адаптируются к ним, на выходе получат результаты, существенно превосходящие тех участником событий, которые не предпримут необходимых мер. Вот здесь-то на сцену и выходят универсальные и не подверженные влиянию времени принципы.

Хотя продолжительность каждой из таких стадий может сильно варьироваться, эволюция в течение их срока обычно занимает 100 лет, с существенными отклонениями в ту или иную сторону и со значительными колебаниями внутри цикла. Такого рода развитие происходит вследствие логических причинно-следственных связей, в которых сложившиеся условия являются движущей силой изменений, а перемены создают новый набор условий, которые продвигают уже следующие изменения, и так далее, по аналогии с вечным двигателем. Поскольку заданный набор обстоятельств создает ограниченный круг возможностей, надлежащее распознавание и понимание причинно-следственных связей может улучшить наше представление о возможностях относительно того, что произойдет дальше.

Архетипическая эволюция цикла приобретает четкие очертания таким образом, как это демонстрируется на следующих графиках 2. Как и эволюция мира в целом, динамика развития внутреннего порядка обычно происходит циклически, при этом одна стадия обычно ведет к следующей через последовательность этапов, которые повторяются, чтобы в процессе перейти на более высокий уровень развития. Например, этап 1 (когда новый внутренний порядок создается новыми лидерами, пришедшими к власти в результате гражданской войны / революции) обычно наступает после этапа 6 (когда происходит гражданская война / революция, что является нижней точкой цикла), что ведет к следующему этапу и так далее вплоть до этапа 3 (который является кульминационной точкой Большого цикла, поскольку на данной стадии повсеместно создаются условия для мира и процветания). Благоприятный период, в свою очередь, заходит слишком далеко на этапах 4 и 5 и так далее и способствует зарождению нового порядка (этап 1). Так происходит снова и снова по восходящей. Опять же, данный архетипический цикл обычно занимает 100 лет, со значительными отклонениями в сторону уменьшения или увеличения своего срока 3. В рамках каждого из таких больших циклов существуют сходные с ним, но менее длительные циклы. Например, есть краткосрочный долговой цикл, который провоцирует пузыри и рецессию, а возникают они примерно каждые 10 лет. Существуют политические циклы, которые перемещают рычаги политического управления между правыми и левыми, происходящие приблизительно с регулярной частотой, и т. д. Все государства переживают такие стадии, и многие из них находятся на разных этапах собственного развития. Например, Китай и Индия проходят каждый свою стадию, которые разительно отличаются от таковой в США и большинстве европейских стран. То, на каком этапе находятся государства по отношению к другим странам, влияет на отношения между странами и является основным определяющим фактором всего мирового порядка. Мы будем исследовать это в последней главе этой книги, и не станем сейчас углубляться во все разнообразие стадий.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Такие циклы отметились своим присутствием с тех самых пор, как велась летописная история нашей цивилизации (и, вероятно, раньше). Огромное количество циклов связаны друг с другом такой волнообразной линией (образно говоря), и они имеют тенденцию к восхождению вследствие эволюционных свершений, которые достигались с течением времени.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

На следующем графике показаны наши оценки абсолютных показателей могущества Китая и его живописных больших циклов, с оглядкой к 600-му году. Это очень упрощенная картинка (например, существовало гораздо большее количество династий и запутанных обстоятельств), которую я представляю именно таким образом, чтобы вы могли взглянуть, как происходила данная эволюция с самого основания.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Следующий график, который я показал вам в предыдущих главах, демонстрирует относительную мощь Китая. Различия в этом и предыдущем графике связаны с тем, что предыдущий фиксирует абсолютный могущества, а на следующем изображен относительный уровень мощи государства.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Поскольку разные страны, как правило, находятся на разных стадиях цикла и вследствие того, что они отбирают друг у друга, материальные блага и рычаги глобального политического влияния, некоторые государства совершают восхождение, а другие идут по нисходящей, поэтому здесь в целом ситуация менее изменчива, чем в любой отдельно взятой стране. Другими словами, различия имели эффект порождения многообразия, который сделал эволюцию всего мира более плавной, чем динамику развития любого государства как самостоятельной единицы. Это отражается в цифрах фактического реального мирового ВВП, который я показал вам в главе 1, и он же демонстрируется на следующем графике. График не представляет собой символическую трактовку. Это в прямом смысле наилучшего качества оценки по реальному ВВП на душу населения, которые у нас имеются. В данный график включены рассветы и закаты крупных империй (особенно голландской, британской и династий Мин и Цин в Китае), многочисленные войны и бесконечные взлеты и падения. Индивидуальные этапы благоденствия и упадка не вырисовываются по той причине, что они чередуют друг друга и вследствие того, что являются незначительными по сравнению с тенденциями большого пути, даже если такие периоды огромны с точки зрения людей, переживающих их.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Я еще раз отмечу, что образные представления архетипического цикла из шести стадий, который я только что нарисовал, являются упрощенными версиями происходящего на самом деле. Я упростил картину для большей ясности. Считаю, что ради точного представления люди слишком часто показывают такое количество деталей, что невозможно увидеть суть общей картины, и я не хочу этого следовать такому подходу. Я хотел обрисовать для вас упрощенный вариант, который передает сущность всех этапов, а затем уже погрузиться в подробности. Хотя в целом цикл развивается так, как я описал, направление его хода не всегда соответствует представленному. Например, как и при стадиях развития заболевания (скажем, на стадии 3 рака), пребывание на одной стадии не означает, что переход к следующей стадии неизбежен. Однако, сам факт говорит нам много очень ценного. Как и в случае с болезнью: а) четко проявляются определенные симптомы, позволяющие определить, на какой стадии цикла находится объект наблюдения, и б) нахождение на определенной стадии несет с собой риски, а способы исправления ситуации, о которых необходимо знать, отличаются от алгоритма действий, имеющиеся в запасе для других этапов. Например, нахождение на стадии 5 означает, что сложились определенные условия, которые делают менее вероятной возможность, цикл не перейдет к стадии 6 (хотя нельзя исключать, что 6-я стадия не наступит. А теперь сравним это с ситуацией, когда «организм» переживает стадию 4 с аналогичными условиями: здесь уже вероятность тому, что далее не последует переход в шестую стадию, более высока. Имея четкие и объективные маркеры для определения того, на каком этапе находится каждая страна (штат или город), и получив понимание причинно-следственных связей, провоцирующих перемены, можно лучше узнать диапазон возможностей и соответственно позиционировать себя, хотя и невозможно точно представить себе весь инструментарий в нашем распоряжении.

В качестве примера мы составили индекс количества экономических «красных флажков», которые существовали в разное время в ходе истории, включая показатели высокого уровня неравенства, большого долга и дефицита, инфляции и недостаточного роста. Этим преследовалась цель показать, насколько они красноречивы в отношении неизбежности последующих гражданских войн и революций. На графике ниже показана оценка вероятности конфликта по аналогии с гражданской войной, основанная на количестве красных флажков. Если опираться на то, чему мы были свидетелями в прошлом, то по нашим оценкам, при наличии 60-80% красных флажков вероятность серьезного внутреннего конфликта составляет примерно 1 из 6. Когда существует множество условий такого рода (более 80%), вероятность гражданской войны или революции составляет примерно 1 из 3 — так что все еще мало для неизбежности, но уже достаточно, чтобы вывести вас из зоны комфорта. Сегодня США собрали «урожай» на уровне 60-80%. В заключительной главе данной книги я более подробно расскажу об индикаторах и о том, чьими признаками они являются. Сейчас я просто хочу поведать вам о концепции.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

4

Я знаю, что данная модель лично моей конструкции все больше усложняется, если говорить о возможностях мозга ее «переварить» (хотя для компьютера обработка информации – это простая задача), поэтому я опишу лишь основные моменты каждого этапа и включу только самые важные факторы. Хотя я не буду проводить вас через все 108 факторов (т.е., 18×6) на наших этапах с их различными конфигурациями, ниже я опишу факторы влияния и основные моменты, которые заслуживают наибольшего внимания на каждой из стадий. Особый акцент будет сделан на текущем состоянии хаоса в Соединенных Штатах и на том, как развивается ситуация.

Погружаемся в шесть стадий цикла с особым вниманием к тому, на каком этапе в настоящее время находятся США

Сейчас мы более подробно рассмотрим, как выглядят архетипические шесть стадий, чтобы мы могли легко их идентифицировать, когда являемся их свидетелями, и чтобы мы могли лучше представить, что может произойти дальше.

Поскольку данные обстоятельства приобретают ясные очертания в повторяющихся циклах (например, стадия 5 предшествует стадии 6, которая предшествует стадии 1), мы можем начать наше исследование с любой стадии и отсюда отследить всю последовательность. Поскольку Соединенные Штаты сейчас, по всем параметрам, находятся на этапе 5, давайте с него и начнем.

Стадия 5: При которой имеют место неутешительные экономические условия и нарастающий конфликт

Наиважнейший фактор влияния, который проявляется в большом цикле, — это долг, деньги и экономическая активность. Поскольку я подробно рассмотрел данный цикл в главах 2 и 3, я не буду здесь подробно объяснять его. Но чтобы понять стадию 5, вам нужно знать, что она следует за стадией 3, на которой приходит период мира и процветания, складываются благоприятные условия для долговых обязательств и кредитования, а также за стадией 4, на которой избыточность и спад активности уже запускают механизмы ухудшения ситуации. Такой процесс завершается наиболее сложным и болезненным этапом — этапом 6 — когда у юридического лица (страны, штата, города, компании или лица) заканчиваются деньги и, как правило, вспыхивает искра ужасающего конфликта в виде революции или гражданской войны. Стадия 5 — это период, в течение которого межклассовая напряженность, сопровождающаяся ухудшением финансового положения, достигает апогея. То, как разные правители, политические деятели и слои населения справляются с конфликтом, в значительной степени влияет на то, претерпят ли страна необходимые изменения мирным или насильственным путем.

Вы можете наблюдать признаки того, что как раз это и происходит в ряде стран. Те, для кого сложились адекватные финансовые условия (т. е., получаемые доходы превышают расходы, а активы перевешивают долговые обязательства), пребывают в относительно удовлетворительном состоянии. Состояние тех, у кого этого нет, можно охарактеризовать как относительно неудовлетворительное. Вы также можете видеть, что различные условия такого рода являются серьезными факторами расхождений в отношении того, что сейчас происходит с большинством направлений развития в разных странах, штатах, городах, компаниях, а также в аспектах человеческой деятельности. Например, это касается образовательной системы, здравоохранения, инфраструктуры и благосостояния. Вы также можете увидеть большие культурные различия в том, как государства справляются со стрессовой ситуацией: у одних традиционен более гармоничный подход к решению проблем, тогда как другие в большей степени склонные к борьбе.

Поскольку стадия 5 является ключевой фазой внутреннего цикла и вследствие того, что это стадия, с которой сейчас сталкиваются многие страны, я посвящу некоторое время рассмотрению причинно-следственных связей, действующих в ходе развития данной стадии, а также ключевым показателям, на которые следует обратить внимание при изучении того, как она прогрессирует. Затем я более конкретно обращусь к тому, на какой позиции находятся Соединенные Штаты, и как они могут урегулировать свои внутренние конфликты наилучшим образом.

Классический ядовитый коктейль

Классический ядовитый коктейль из «энергетиков», которые запускают механизм внутренних конфликтов, имеет следующий состав: 1) государство и его население (штате, или город) находятся в плохом финансовом положении (например, у них есть большие долговые обязательства и обязательства, не связанные с обслуживанием долга, такие как выплаты по пенсионному обеспечению и медицинскому обслуживанию), 2) большой разрыв по линии уровня доходов, капитала, а также по ценностным ориентирам внутри данного субъекта, плюс 3) серьезный отрицательный экономические потрясения негативного характера.

Экономический шок может произойти по многим причинам, включая лопнувшие финансовые пузыри; стихийные бедствия, такие как эпидемии, засуха и наводнения, а также вооруженные конфликты. Так создается финансовый стресс-тест. Финансовые условия (измеряемые доходами по отношению к расходам и активами относительно обязательств), существующие на момент стресс-теста, являются амортизаторами; ширина пропасти по уровню доходов, материальному благополучию и ценностным ориентирам является степенью хрупкости системы. Когда возникают финансовые проблемы, сначала они, как правило, наносят удар по частному сектору, а затем наступает очередь государственного. Поскольку правительственные структуры никогда не позволят финансовым проблемам частного сектора погубить всю систему, финансовое состояние государства в целом имеет наибольшее значение. Когда у страны исчерпывается покупательная способность, наступает коллапс. Но на всем пути к краху ведется яростная борьба за деньги и политическое влияние.

Из ознакомления с более, чем 50-ю случаев гражданских войн и революций, стало ясно, что единственный наиболее надежный и главенствующий индикатор гражданской войны / революции — это разоренные государственные финансы, часто после экономического шока и на фоне большого разрыва по уровню благосостояния. Это связано с тем, что, когда правительству не хватает финансовых возможностей, оно не может оказать материальную помощь тем организациям частного сектора, которые правительству необходимо спасти ради поддержания жизнеспособности системы (как это сделали большинство государств во главе с США в конце 2008 г.). Частный сектор не в состоянии приобретать то, что ему необходимо, и не способен оплачивать труд персонала, чья функция состоит в том, чтобы обеспечивать деятельность предприятия. Подобная ситуация не подвластна ни одному субъекту экономической деятельности.

Классический маркер нахождения на этапе 5 и ведущий индикатор утраты возможности заимствований и покупательной способности, который является одним из триггеров для перехода на этап 6, заключается в том, что в государстве существует большой дефицит. При этом долговые обязательства создаются в таком количестве, которое превышает намерения по его покупки со стороны всех участников рынка, кроме собственного центрального банка государства. То есть подобный главенствующий индикатор включается в условиях, когда государства, которые не могут печатать деньги, должны повышать налоги и сокращать расходы. Или же в ситуации, когда те, кто может заниматься денежной эмиссией, запускают печатный станок в режиме нон-стоп и покупают государственные долговые обязательства на большую сумму. Ради большей конкретики, скажу так: когда у государства заканчиваются денежные средства (вследствие большого дефицита, наличия больших долгов и отсутствия доступа к адекватным кредитам), возможности в его распоряжении ограничены. Государство может либо 1) поднять налоги и значительно сократить расходы, или 2) напечатать много денег, что обесценивает их стоимость. Те государственные организации, которые имеют возможность эмитировать денежную массу, всегда поступают именно так, поскольку это гораздо менее болезненный путь, но он ведет к той отметке, когда инвесторы избавляются от денег и кредитов, которые эмитируются. Те государства, которые не могут включить печатный станок, должны повышать налоги и сокращать расходы, что вынуждает тех, у кого есть капиталы, покидать страну, штат или искать другую юрисдикцию, поскольку платить больше налогов и терять ресурсы не хочется никому. Если такие субъекты, которые не могут печатать деньги, имеют большой разрыв по уровню благосостояния между своими же избирателями, подобные шаги обычно приводят к гражданской войне / революции в той или иной ее форме. 5

Подобного рода динамика поздней стадии долгового цикла в настоящее время проявляется в Соединенных Штатах, как на уровне штатов, так и на федеральном уровне, с основным различием между ними в том, что правительства штатов не могут печатать деньги для погашения своих долгов, тогда как федеральное правительство обладает данными полномочиями. Ближе к началу этой главы я показал, в каком положении в Соединенных Штатах сейчас зафиксировались уровень долга, разрыв по имущественному положению и политическим предпочтениям, которые являются самыми существенными с 1930-х годов.

Например, в Соединенных Штатах сейчас федеральное правительство, а также властные структуры многих штатов и городов получили в наследство большой дефицит, большие долги и широкую пропасть по линии уровня благосостояния, а центральный банк (Федеральная резервная система) имеет право печатать деньги. Итак, ФРС эмитирует огромную денежную массу и скупает государственные долговые обязательства на большие суммы. Вырученные от продажи долговых активов средства идут на покрытие государственных расходов, которые намного превышают сумму по доходным статьям федерального правительства. Это помогло федеральному правительству, а также субъектам, которым оно пытается помочь, хотя такие действия при этом дорого обошлись тем, кто владеет долларами и долговыми обязательствами в долларовом эквиваленте, в плане их реальной покупательной способности. До сих пор денежная эмиссия и скупка долговых активов не оказали существенной помощи правительствам штатов и муниципалитетов, которые также сталкиваются с большим дефицитом средств и не могут легко получить вновь напечатанные деньги для его покрытия.

Как правило, на долю тех мест (городов, штатов и стран), которые отличаются самым существенным разрывом по уровню благосостояния, самым высоким уровнем долгов и самым стремительным падением доходов, с наибольшей степенью вероятности выпадают самые серьезные конфликты. Интересен факт, что те штаты и города в США, которые имеют самый высокий доход на душу населения и наивысший уровень благосостояния, как правило, являются штатами и городами с наибольшей задолженностью и наибольшим разрывом по уровню жизни — например, Нью-Йорк, Чикаго, Сан-Франциско, Коннектикут, Иллинойс, Массачусетс, Штат Нью-Йорк и Нью-Джерси. Если вам интересно взглянуть на эти числа для крупных штатов и городов США, они демонстрируются в приложении.

В этих условиях необходимо сокращать финансирование расходных статей бюджета или каким-то образом привлечь больше денег. Следующий вопрос заключается в том, кто будет платить за исправление ситуации, «имущие» или «неимущие»? Очевидно, неимущие не в состоянии это сделать. Сокращение расходов наиболее тягостно для беднейших слоев населения, поэтому необходимо увеличить налогообложение той его части, которая может себе позволить платить больше, при этом возникает повышенный риск гражданской войны или революции в той или иной их форме. Но когда в обеспеченных слоях общества понимают, что они будут облагаться налогом для оплаты расходов на обслуживания долга и сокращения дефицита, они обычно покидают страну, вызывая ранее описанный процесс опустошения. Если возникают неблагоприятные экономические условия, они ускоряют такую тенденцию. Подобные обстоятельства во многом определяют ход налогового цикла.

История показывает, что повышение налогов и сокращение расходов в условиях большого разрыва по уровню благосостояния и неблагоприятный экономических условий в большей степени, чем что-либо еще, служило главным индикатором гражданских войн или революций, в той или иной их форме . На всякий случай оговорюсь, что им вовсе необязательно было носить насильственный характер, хотя такую вероятность никогда не стоило бы исключать.

Я наблюдаю эти циклы при моем личном взаимодействии с действительностью, непосредственно там, где живу. Я проживаю в штате Коннектикут, который отличается самым высоким средним доходом на душу населения в стране, самым большим разрывом по уровню благосостояния и доходам в государстве и при этом одной из самой высокой в стране долговой нагрузкой на душу населения и нефинансируемых пенсионных обязательств. Я наблюдаю, что классы имущих и неимущих никак не контактируют и / или не беспокоятся о судьбе противоположной стороны, поскольку у них мало точек соприкосновения друг с другом и они сосредоточены на том, чтобы жить своей собственной жизнью. Я располагаю возможностью понять, что представляет собой жизнь как обеспеченной категории населения, так и необеспеченной ее части, поскольку у меня установлен контакт с людьми в нашем сообществе «сильных мира сего», а также вследствие того, что работа, проводимая моей супругой ради помощи обездоленным и антисоциальным старшеклассникам из неблагополучных пластов общества, влечет за собой непосредственный контакт с населением, живущим в сообществах класса неимущих. Я вижу, насколько ужасны условия в тех сообществах малообеспеченных граждан. И наблюдаю, как члены обеспеченной прослойки общества, представляющиеся беднейшим согражданам как утопающие в изобилии роскошной до неприличия жизни, вовсе не ощущают себя богатыми. Я непосредственный свидетель тому, как сильно все они сосредоточены на своих собственных проблемах – класс имущих борется за установление баланса между работой и личной жизнью, заботятся о том, чтобы их дети хорошо образованы, и т. д. Неимущие же ведут свою борьбу по поиску дохода, обеспечению пропитанием, избегая при этом преступных методов, и пытаясь дать приемлемое образование своим детям, и т. д. 6 Я свидетельствую в пользу того, их шансы получить критические, стереотипные представления друг о друге увеличены, что делает их более склонными испытывать антипатию друг к другу, вместо того, чтобы благосклонно рассматривать себя как членов одного сообщества, в котором все друг другу помогают. Я вижу, какой трудной может быть эта задача — помогать друг другу, и все по причине подобных стереотипов и вследствие того, что имущие отнюдь не считают, что располагают более, чем достаточным количеством материальных благ и что малообеспеченные заслуживают финансовой поддержки. Есть опасения, что будущее может закрепить существующие обстоятельства, а также способствовать их возможному ухудшению. Мне довелось перевидать в деталях, как вызванные COVID потрясения в сфере здравоохранения и бюджетных средств выявили ужасные условия жизни неимущих и продолжили углублять финансовую пропасть. Все это может спровоцировать описанную ранее динамику, которая развивается в условиях нехватки денег и необходимости повышения налогов, что отталкивает имущих, наряду с этим расходы приходится сокращать, что негуманно для неимущих, или же обязательства, подобные выплатам долгам и пенсиям, приходится не выполнять, что плохо отразится на тех, кому они были предназначены. Остановить развитие подобной ситуации можно только в случае, если соответствующие структуры, подобно федеральному правительству, имеют доступ к вновь напечатанным деньгам, а их эмиссию может обеспечить лишь центральный банк.

Средние показатели не имеют такого большого значения, как имеет его количество людей, испытывающих нужду, а также сосредоточенные в руках этих людей рычаги воздействия. Те, кто выступает за политические меры, приемлемые в масштабах целого — например, свободную торговлю, глобализацию, достижения в области технологий, которые заменяют людей, — не задумываясь о том, что произойдет, если это целое не будет разделено таким образом, который приносит блага большинству людей, упускают тот факт, что под угрозу ставится как раз пресловутое «целое». Чтобы получить среду мира и процветания, общество должно обладать производительностью, которая идет на пользу большинству населения. Как вы думаете, мы можем всем этим похвастаться на сегодняшний день?

Что демонстрирует история в качестве пути, вдоль которого государства-банкроты могут следовать по направлению к повышению производительности труда, приносящей пользу большинству людей? Она показывает, что очень помогает реструктуризация и / или обесценивание ранее созданных долговых и не связанных с кредитами обязательств. Это классический вариант для этапов 5 и 6. После того, как реструктуризация или девальвация снизят долговую нагрузку, что обычно является болезненным шагом на момент его осуществления, уменьшение бремени долга позволяет осуществить переустройство.

Важным ингредиентом успеха является то, что эмитированные кредиты и деньги используются для повышения производительности и благоприятным возвратам по инвестициям, а не просто раздаются без повышения производительности и дохода. Все потому что, если средства будут розданы, не принося с собой прибыли, деньги могут обесцениться до такой степени, что это лишит государство, а вместе с ним и всех членов общества сколь-либо значимой покупательской способности. Когда мы обратимся к стадии 3, мы посмотрим, каким образом очертания такого благотворного цикла обычно проступают из ужасных условий на стадиях 5, 6, а также еще на начальной 1-й стадии. Мы также заметим то, как условия на одной стадии являются качественными индикаторами вероятности перехода к следующей стадии. Кроме того, мы рассмотрим несколько исторических примеров.

История показывает, что кредитование и расходование средств на товары, обеспечивающие рост производительности на широкой основе вместе с возвратом по инвестициям, превышая при этом затраты по обслуживанию долгов, приводят к повышению уровня жизни и погашению долга, так что такая стратегия себя оправдывает. Если сумма денежных средств, одалживаемая на финансирование долга, недостаточна, для центрального банка вполне приемлемо прибегнуть к денежной эмиссии и выступить в качестве кредитора последней инстанции при условии, что деньги вкладываются так, чтобы рентабельность инвестиций была достаточно высокой для обслуживания долга. История показывает, а логика подсказывает, что разумное инвестирование (т. е., нацеленное на производительность) в образование на всех уровнях (включая профессиональную подготовку), инфраструктуру и исследования, приносящие полезные открытия, показывает себя с хорошей стороны. Например, всеобъемлющие образовательные программы и инфраструктурные проекты окупались практически без исключений (например, во времена династии Тан и многих других китайских династий, в Римской империи, в исламском халифате Омейядов, в Империи Великих Моголов в Индии, в период японской Реставрации Мэйдзи, а также в программах развития образования Китая за последние пару десятилетий), хотя, сроки реализации таких проектов достаточно длительные. Фактически, усовершенствования в образовании и инфраструктуре (среди прочих составляющих из списка факторов, показанного ранее), причем даже те, которые финансируются за счет долга, были важными составляющими восхождения практически всех империй, а снижение качества инвестиций подобного рода почти всегда служило ингредиентом, стоявшим в основе заката сверхдержав. Если все сделано правильно, такие мероприятия по вмешательству могут подействовать как качественное противоядие для классического ядовитого коктейля.

Я только что описал классический токсический коктейль, но обычно его консистенция подкрепляется дополнительными проблемами. Чем большее количество следующих условий имеется в наличии, тем выше вероятность возникновения серьезного конфликта по аналогии с гражданской войной или революцией.

+До неприличия роскошная жизнь

В то время как в начале цикла обычно больше времени и денег расходуется на полезные приобретения, на более поздних этапах цикла само время и деньги в большей степени тратятся на предметы роскоши (например, «прелести жизни», такие как дорогие дома, предметы искусства, драгоценности и одежда). Такой процесс начинается на стадии 4, когда трата средств подобным образом считается трендом, но на стадии 5 данные приобретения уже начинают казаться гротескными. Зачастую это неприличное расходование средств финансируется за счет долгов, что ухудшает финансовые условия. Изменение в человеческой психологии, которое обычно идет рука об руку с переменами в образе жизни, вполне объяснимо. Имущие считают, что получили свои деньги на законных основаниях, что дает им право, при желании, тратить их на предметы роскоши, и одновременно с этим неимущие считают такие траты в тот период, когда сами они испытывают нужду, несправедливыми и эгоистичными. Помимо растущего недовольства, неприлично высокие расходы (в отличие от сбережений и инвестиций) снижают производительность. Имеет значение то, на какие товары общество тратит собственные деньги. Когда оно расходует средства на инвестиционные статьи, которые обеспечивают повышение производительности и дохода, оно обеспечивает себе лучшее будущее, чем в случае, когда оно тратит средства на потребительские товары, которые не способствуют повышению производительности и дохода.

+Бюрократия

В то время как в начале большого цикла уровень бюрократии низок, он высок в конце цикла, что затрудняет принятие взвешенных и необходимых решений. Это связано с тем, что по мере развития вещи имеют тенденцию усложняться, пока не достигнут точки, когда даже очевидно хорошие вопросы невозможно разрешить, что требует революционных перемен. В правовой системе, основанной на контрактных обязательствах (которая имеет много преимуществ), это может стать проблемой, поскольку закон может препятствовать свершению заведомо благих начинаний. Я приведу вам пример, к которому я непосредственно близок, так как нам с женой он небезразличен.

Поскольку Конституция США не возлагает ответственность за образование на центральное правительство, оно в основном входит в зону ответственности штата и муниципалитета, а финансирование школ обеспечивается за счет налоговых поступлений на уровне городов и поселков. Хотя ситуация от штата к штату варьируется, обычно дети из более обеспеченных городов в более богатых штатах получают гораздо более качественное образование, чем дети из городов и штатов, что победнее. Все это явно несправедливо и не способствует производительности, при этом большинство населения согласны с тем, что дети должны иметь равные возможности в получении образовании. Но поскольку данная структура глубоко укоренилась в нашей политической системе, ее почти невозможно исправить без революционного переосмысления нашего к ней подхода. Существует большее количество примеров тому, как бюрократия становится на пути к разумным и продуктивным действиям, чем количество времени, которым я располагаю и пространства, чтобы вместить всё в одну главу. Все говорит о том, теперь это стало серьезной проблемой.

+Популизм и приверженность крайних взглядов

Популизм — это политическое и социальное явление, которое привлекательно для простых людей, чувствующих, что их проблемы не решаются элитами. Обычно он развивается, когда имеет место 1) недостаток материальных благ и возможностей, 2) очевидные угрозы духовного характера со стороны тех, кто разделяет разные ценности как внутри страны, так и за ее пределами, и 3) «элиты истеблишмента» на руководящих должностях, которые не работают эффективно для большинства людей. Популисты приходят к власти на фоне того, как данная ситуация вызывают гнев среди простого населения, которое хотят, чтобы власть имущие боролись за права народа. Популисты могут быть правого или левого толка, они гораздо более крайние, чем умеренные, и склонны апеллировать к эмоциям обывателя. Они позиционируют себя борцами за своих избирателей. Обычно они исповедуют скорее конфронтационные принципы, чем основанные на сотрудничестве, а их идеи являются скорее исключающими инакомыслие, чем нацеленными на участие всех сторон. Это приводит к ожесточенной борьбе между популистами левого и правого крыла на почве непримиримых разногласий. Крайность революционных преобразований, которые происходят, когда у руля стоят популисты, бывает разной. Например, в 1930-е годы популизм левых принял форму коммунизма, а популизм правых — фашизма, в то время как ненасильственные революционные изменения произошли в США и Великобритании. Совсем недавно в США избрание Дональда Трампа в 2016 году стало шагом к популизму правого крыла, в то время как популярность Берни Сандерса, Элизабет Уоррен и Александрии Окасио-Кортес отражает рейтинги популизма левого толка. В ряде стран усиливаются политические движения в поддержку идеи популизма. Можно сказать, что избрание Джо Байдена отражает стремление к экстремизму с меньшим накалом и большей умеренностью, хотя время покажет.

На следующем графике показан индекс популизма, основанный на сочетании популистов, которые были избраны на самые высокие посты, а также доли голосов на выборах, полученные популистами. Сдвиг на выборах от популистского президентства Трампа, выступающего против истеблишмента, к президентству умеренного истеблишмента Байдена — вот что привело к падению индекса с очень высокого его уровня. Тем не менее, он остается относительно высоким, хотя Байдена отмечают как умеренного политика. Обратите внимание, что избиратели с обеих сторон высоко оценивают политиков популистской направленности, что отражено в результатах выборов в США и данных опросов, которые ясно показывают, насколько максимально разделена страна по водоразделу, отмечающему две равноценные ее части.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Наряду с тем, как популисты укрепляют позиции, появляются более крайние их точки с обеих сторон и усиливается поляризация.

Прямо сейчас в США наблюдается исключительная поляризация, что отражено в статистике. В главе 8 я показал вам графики, составленные по результатам голосований, в ходе которых количество республиканцев или демократов в Сенате и Палате представителей было особенно превалирующим, а предпочтения избирателей до крайней степени основывались на линии партии, показав самый высокий с 1900 года уровень поддержки какой-либо из оппонирующих сторон. Данные опроса о настроениях избирателей, отдавших голоса этим представителям, рисует аналогичную картину поляризации и непримиримости. Например, в опросе «Pew» за 2019 год 55% республиканцев и 47% демократов считают оппонирующую сторону более аморальной, чем среднестатистические американцы, а 61% республиканцев и 54% демократов говорят, что сторонники другой партии не разделяют их ценностей. На вопрос о том, испытывали ли они дружеские или прохладные чувства к членам другой партии, 79% демократов и 83% республиканцев испытывали прохладные или очень прохладные чувства к членам другой партии, при этом «очень прохладными» назвали свои чувства к представителям другой партии 57% демократов и 60% республиканцев. 7 Другое исследование показало, что 80% демократов считают, что Республиканская партия была оккупирована расистами, а 82% республиканцев считают, что в Демократической партии «окопались» социалисты. 8 Исследование 2020 года показало, что почти половина родителей-республиканцев и треть родителей-демократов были бы недовольны, если бы их ребенок женился на ком-то из другой политической партии. Для сравнения, в 1960 году подобные взгляды в обеих партиях разделяли около 5 % членов.9 Одно недавнее исследование показало, что 15% республиканцев и 20% демократов высказали мнение, что государству пошло бы на пользу, если бы большое количество представителей противоположной стороны «просто умерло» 10 . На основе этих и других опросов, есть основания полагать, что значительное количество членов обеих партий в большей степени склонно к борьбе за глубоко укоренившиеся предпочтения, чем к компромиссу. Хотя изменился президент, люди остались прежними, и в конечном итоге, происходящее с демократией зависит от того, как население относится к системе.

Наблюдайте за популизмом и поляризацией как за маркерами. Чем больше степень популизма и поляризации, тем дальше на пятой стадии цикла находится нация и тем ближе она к гражданской войне и революции. На этапе 5 умеренные политики становятся меньшинством. На стадии 6 они перестают существовать.

+Классовая борьба

На этапе 5 интенсифицируется классовая борьба. Это связано с тем, что, как правило, во времена возрастающих житейских испытаний и конфликтов наблюдается повышенная склонность: а) смотреть на людей с позиции стереотипов, как на членов одного или нескольких классов и б) рассматривать эти классы либо как злых противников, либо как добрых союзников. Важно наблюдать, происходит так или нет, поскольку это и есть маркер. На стадии 5 все становится более очевидным. На стадии 6 это уже становится опасным.

Классический маркер на этапе 5, который усугубляется на этапе 6, — это демонизация представителей других классов, которая, как правило, приводит к появлению одного или нескольких классов-козлов отпущения, которые обычно считаются источником проблем. Создается нарратив, что, если их уничтожить, заключить в тюрьму или держать их на расстоянии, это приведет к лучшим результатам. Группы этнических, расовых, богатых и бедных меньшинств часто демонизируются. Пожалуй, самым классическим примером этого является демонизация евреев с их образом козла отпущения, когда нацисты обвиняли и преследовали их, обвиняя практически во всех проблемах Германии. Точно так же китайские меньшинства, проживающие в некитайских странах, демонизируются и становятся козлами отпущения в периоды экономических и социальных потрясений. В Великобритании католики были демонизированы и превращены в козлов отпущения в ходе многочисленных стрессовых периодов, начиная с 1500-х годов, таких как Славная революция и Гражданская война в Англии. Класс богатых также обычно демонизируется, особенно те его представители, кто, как считается, зарабатывает деньги за счет бедных. Демонизация и поиск козлов отпущения — классический симптом и проблема, за которыми мы должны постоянно наблюдать.

+Нехватка правды в публичной сфере

Незнание того, что есть истина, и всё из-за искажений в средствах массовой информации, а также пропаганды, особенно остро ощущается на фоне того, как люди становятся более поляризованными, эмоциональными и политически мотивированными.

На этапе 5 те, кто вступает в борьбу, обычно работают с представителями СМИ, чтобы манипулировать эмоциями людей с целью получить поддержку и уничтожить оппозицию. Другими словами, представители СМИ левого толка присоединяются к другим левым, а представители СМИ правого толка присоединяются к другим правым в грязной борьбе за власть. Например, распространенным ходом левых (в частности, коммунистов) и правых (в частности, фашистов) популистов 1930-х годов было взять под контроль СМИ и назначить «министров пропаганды», которые будут ими руководить. Создаваемые ими средства массовой информации явно были нацелены на поляризацию населения по отношению к группам, которые органы власти считали «врагами государства». Правительство демократически управляемого Соединенного Королевства создало «Министерство информации» во время Первой и Второй мировых войн для распространения правительственной пропаганды, а ведущие печатные издания получали поддержку от правительства, если они осуществляли то, что хотело от них правительство с целью победить в пропагандистской войне 11 . В противном случае СМИ шельмовались или наказывались, если они не соглашались на сотрудничество. Революционеры так же искажали правду во всевозможных публикациях. Во эпоху Французской революции газеты, которыми управляли революционеры, продвигали антимонархические и антирелигиозные настроения, но, когда эти революционеры пришли к власти, они закрыли несогласные газеты во времена, когда правил террор. В условиях огромного разрыва по уровню благосостояния и когда царствует популистское мышление, элиты, в руках которых есть оружие разрушения, становятся популярными и приносят выгоду, особенно те из них, кто обрушивает элиту левого толка в правых СМИ и те, которые ослабляют позиции элиты с правым уклоном в левых СМИ. История показывает, что значительная интенсивность действий подобного рода является проблемой, типичной для стадии 5, и что, сочетаясь с правомочностью применять другие наказания в отношении СМИ, такие меры становятся мощным оружием.

Общеизвестно, что это и происходит сейчас – уровень правдивости, передаваемой в средствах массовой информации, как стандартного образца, так и социальных, ниже, чем в любое другое время в нашей жизни. Например, исследование «Gallup» в 2019 году 12 показало, что только 13% опрошенных американцев имеют «высокий уровень» доверия к средствам массовой информации, и только 41% из опрошенных заявили, что они «умерены» или «прочны» в своем доверии к СМИ. Для сравнения: в 1976 году 72% населения доверяли средствам массовой информации. Это не просто проблема маргинальных средств массовой информации; это проблема основных СМИ и головная боль всего нашего общества. Резкое снижение уровня доверия поразило даже бывших икон доверия к журналистике, таких как «Wall Street Journal» и «New York Times», рейтинг доверия которых резко упал. Сенсационные истории стали не только политически мотивированными, но и коммерчески выгодными в то время, когда медиа-бизнес испытывает финансовые затруднения. Большинство представителей СМИ, с которыми я беседую, разделяют мои опасения, хотя обычно они не склонны соглашаться с ними открыто. Тем не менее, размышляя над проблемой, Мартин Барон, исполнительный редактор «Washington Post», сказал: «Если у вас есть общество, в котором люди не могут прийти к единому мнению по основным фактам, как у вас может получиться функционирующая демократия?» 13. Подобная динамика препятствует свободе слова, поскольку люди боятся высказываться, опасаясь ситуации, когда они будут подвергаться нападкам как в традиционных СМИ, так и в социальных сетях, при этом оппоненты призовут на помощь искаженную информацию, призванную подавить инакомыслие.

Даже очень способные и влиятельные люди теперь слишком боятся средств массовой информации, чтобы говорить в них о важных вопросах или баллотироваться на государственные должности. Поскольку большинство выдающихся представителей общества опровергаются, почти все согласны с тем, что опасно быть выдающимся, убежденным человеком, борющимся за правду и справедливость, особенно если кто-то оскорбляет людей, которые склонны использовать средства массовой информации для своей борьбы. Хотя данный вопрос не обсуждается публично из-за опасений репрессий в СМИ, он постоянно становится предметом дискуссий в частном порядке. Например, во время обеда, который я недавно провел с генералом, занимавшим в свое время очень высокий политический пост и только что оставившим государственную службу, мы раздумывали над тем, чем он займется в дальнейшем. Я спросил его, чем он больше всего увлечен. Он сказал: «Конечно, помощью своей стране». Я поинтересовался у него, рассматривает ли он возможность баллотироваться на выборную должность, и он объяснил, что, хотя он готов умереть за свою страну, все же не смог заставить себя баллотироваться на государственный пост из-за той тактики, с которой враги будут использовать СМИ и социальные сети для выдумывания небылиц с целью навредить его семье, а также ему самому. По иронии судьбы, результатом таких неправдивых атак СМИ становится уменьшение свободы слова: этот генерал и почти все, кого я знаю, чьи слова я хотел бы поведать миру, передав их искренние мысли, боятся говорить открыто, поскольку опасаются, что будет дан зеленый свет нападениям экстремистов, противостоящих им, а эффект будет усилен СМИ-любителями сенсаций. Многие из моих друзей говорят мне, что я сумасшедший, чтобы так открыто рассуждать о спорных вещах, подобных тем, о которых говорится в этой книге, поскольку некоторые люди или группы неизбежно попытаются уничтожить меня с помощью средств массовой информации. Я думаю, что они, вероятно, правы, но не позволю риску себя переубедить.14

+ Следование правилам исчезает и начинается откровенная борьба

История показала, что, когда убеждения, за которые люди страстно борются, для них важнее, чем система принятия решений, вся система оказывается под угрозой. Правила и законы работают только тогда, когда, а) они кристально ясны и б) большинство людей достаточно высоко ценят алгоритм действий согласно законам, готовы идти на компромисс, чтобы заставить свод правил работать во благо. Если и то, и другое не на высоте, правовая система окажется под угрозой. В случае, когда соперничающие стороны не желают быть благоразумными в отношениях друг с другом и принимать решения, основываясь на взаимоуважении ради общего благополучия, что потребует от них отказаться от желаемого, и, возможно, выиграть в борьбе, случится своего рода «гражданская война», которая проверит на прочность относительную мощь соответствующих сторон. На этом этапе победа любой ценой — это игра, а грязная игра становится нормой. Поздняя стадия 5 — это отказ от благоразумия в пользу азарта. Когда победа становится единственным, что имеет значение, неэтичная борьба приобретает черты все более действенной и нарастает, усиливаясь с каждым витком. Когда все имеют точку зрения, за которую они сражаются, и никто не может ни в чем пойти на уступки, система находится на грани гражданской войны / революции.



Обычно это происходит двумя способами:

  • В конце стадии 5 правовая система и система охраны порядка часто используются в качестве политического оружия теми, кто может их контролировать. Также формируются частные полицейские системы — например, головорезы, которые избивают людей и забирают их имущество, а также телохранители для защиты людей от того, что происходит вокруг них. Например, нацистская партия до прихода к власти сформировала военизированное крыло, которое затем стало официальной силой, когда у власти были нацисты. То же самое произошло с недолговечным Британским союзом фашистов в 1930-х годах. Ку-клукс-клан в США также был полувоенным формированием. Такие случаи были вполне нормальным явлением, поэтому рассматривайте их развитие как маркер перехода к следующему этапу.
  • В конце этапа 5 растет число протестов, которые приобретают все более насильственный характер. Поскольку не всегда существует четкая грань между безопасным протестом и началом революции, лидеры у власти часто борются за то, чтобы свести протесты на нет, не давая народу предполагаемой законом свободы восстать против системы. Правители должны хорошо справляться с подобными ситуациями. Классическая дилемма возникает тогда, когда демонстрации начинают раздвигать границы революции. Как и предоставление протестному движению свободы, так и подавление протестов — рискованные пути для лидеров, поскольку любой из таких путей может привести революцию к тому, что она станет достаточно сильным процессом для свержения системы. Никакая система не позволяет людям разрушить саму себя — в большинстве случаев попытка сделать это является изменой, что обычно карается смертью. Тем не менее, работа революционеров — разрушать системы, поэтому правительства и революционеры испытывают друг друга на прочность, чтобы увидеть, каковы пределы возможностей. Когда вспыхивает недовольство широких масс населения, и власть имущие позволяют ему разрастаться, оно может вылиться в движение такого масштаба, что, когда политики попытаются запретить его, все вокруг полыхнет. Конфликты в конце пятой стадии обычно набирают обороты по нарастающей, что провоцирует ожесточенные действия с применением оружия, знаменующие переход к тому, что историки называют официальными периодами начала гражданской войны, которые я определяю, как стадию 6 большого цикла. Люди, умирающие в борьбе, — это маркер, который почти наверняка означает переход к следующему, более жестокому этапу гражданской войны, который продолжится до тех пор, пока не будут четко определены победители и побежденные.



Это подводит меня к следующему принципу: если сомневаешься, отойди в сторону. Если вы не хотите участвовать в гражданской войне или войне между странами, вам следует отойти в сторону, пока у вас все в порядке. История показала, что, когда дела идут плохо, двери для людей, которые хотят ретироваться, обычно закрываются. То же самое верно в отношении инвестиций и денег, поскольку государства в такие периоды вводят контроль за движением капитала и прочие меры подобной направленности.

Прежде чем мне перейти к этапу 6, я хочу провести различие между революциями и гражданскими войнами и поместить их в правильные сегменты.

В чем разница между гражданской войной и революцией?

Революция — это процесс революционных преобразований в работе системы. Революции не обязательно должны носить насильственный характер, хотя обычно они таковы. Они могут происходить внутри системы / порядка без нарушения работы системы, или же они могут возникать после уничтожения старого порядка и запуска нового. С другой стороны, гражданские войны — это жестокие битвы за контроль над капиталами и политическим влиянием или битвы за идеологии, которые люди считают даже более важными, чем их собственная жизнь. Они приводят к множеству случаев ранений и гибели 15, а также к нарушению основных гарантий безопасности людям и работы основных услуг, включая здравоохранение, образование и нормальную экономическую деятельность. Это попытки положить конец старому порядку и заменить его новым. Разница между гражданскими войнами и революциями может сбивать с толку — например, были ли французская и российская революции на самом деле гражданскими войнами и было ли грандиозное смещение Франклина Рузвельта влево мирной революцией? Как отличить успешные и неудачные гражданские войны от революций — например, справедливо ли считать гражданскую войну в США гражданской войной, коль она не смогла изменить систему? Я объясню, как я сам решил их классифицировать.

При классификации гражданских войн и революций я решил отделить те, которые произошли в рамках одной системы / порядка, от тех, которые попытались решить или успешно реализовали задачу по разрушению старого порядка и началу нового. Другими словами, революции могут происходить как способ решения проблем этапа 5 до того, как страна перейдет к гражданской войне (то есть этапу 6). Данного рода революционные преобразования могут происходить внутри системы, даже если ведутся жесткие споры, пока не появятся большое количество убийств (гражданские войны) и / или изменения в системах / порядке (которые попадают в следующую категорию и раздел). Примеры революционных изменений в рамках действующего порядка включают революционные смещения Рузвельта влево в начале 1930-х и радикальные сдвиги Рейгана и Тэтчер вправо в начале 1980-х. Они нашли отражение в совершенно иной политике распределения национального богатства, примером которой являются радикально разные максимальные ставки подоходного налога. Например, максимальная предельная ставка налога в США и Великобритании с 1900 года, изменения которой показаны на следующих графиках, за 30 лет выросла с 0% до более 90%, и почти все национальное богатство было перераспределено за 30 лет между 1914 и 1944 годами. Это лишь одна из многих мер, которой мы воспользовались, чтобы показать революционные преобразования, произошедшие в системе.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9
Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

История показывает нам, что революционные преобразования, происходящие в системе / порядке, могут быть столь же значительными, как и изменения, происходящие в результате гражданских войн. Например, революционные изменения большого цикла, которые произошли в системе США за 90 лет с 1860 по 1950 год, были почти тотальными в том смысле, что они почти полностью изменили то, кто владел национальным богатством и обладал властью, от бума до невообразимых спадов, войн и перераспределений. В частности, после окончания Гражданской войны в США в 1865 году, США присоединились к другим крупным западным странам, добившись высокой производительности, процветания и создания благосостояния 16. Этот период был известен как вторая промышленная революция. Все происходило в эпоху, когда «бароны-разбойники», такие как Джон Д. Рокфеллер, Корнелиус Вандербильт, Эндрю Карнеги и Дж. П. Морган, накопили огромные состояния, что вызвало общественную реакцию против них и силы их влияния. Данный период также прозвали позолоченным веком в США, викторианской эпохой в Великобритании и «Belle Époque» во Франции из-за до неприличия высоких расходов, которые привели в движение революционные преобразования, начавшиеся постепенно, а затем ускорившиеся, чтобы смести всех с дороги или перераспределить практически всё национальное богатство к 1950 году.

Например, в США протесты впервые вспыхнули в 1880-х годах, антимонопольный закон Шермана был принят в 1890 году с целью раздробить монополии, и все чаще он применялся для дробления компаний, а депрессия 1893 года, вызванная долговым пузырем, спровоцировала напряженность, особенно в отношении того, что была жесткая привязка валюты (т. е., она была привязана к золоту). На этой волне в 1896 году на авансцену вышел популист — Уильям Дженнингс Брайан — и вступил в борьбу за президентское кресло, взяв себе за платформу разрыв привязки к золоту, возможность печатания денег и раздачи их в больших количествах. Брайан избран не был. В 1901 году президентом стал Теодор Рузвельт, и «любители громких разоблачений» в средствах массовой информации способствовали началу журналистских расследований, которые помогли взволновать общественность. Рузвельт не преминул воспользоваться этим для проведения реформ. Новая политическая партия, Популистская партия и Прогрессивное движение, возникли в поддержку ряда действий, направленных на решение производственных проблем и проблем с трудоустройством, а также связанных с разрушением доверия, качеством продуктов питания и лекарств, избирательным правом женщин и т. д. В 1913 году была принята 16-я поправка к Конституции, разрешающая взимать федеральный подоходный налог. По причине отсутствия сколь значимых поступлений от налогообложения, ставки верхнего предела налогообложения увеличились примерно до 70-80% как для подоходного налога, так и для налога на имущество. За 30 лет, с 1914 по 1944 год, произошли две мировые войны и глобальная депрессия, что привело к образованию большого количества долгов, процентные ставки по которым были юридически ограничены, в то время как все основные валюты были отвязаны от золота, владение золотом было объявлено вне закона, возможность вывозить деньги из большинства стран была ликвидирована, к тому же был введен контроль за стоимостью ренты и другие пункты налогового законодательства. Затем центральные банки напечатали огромную денежную массу, что спровоцировало сильную инфляцию, резко снизив реальную стоимость активов с фиксированным доходом, а также акций. Кроме того, в большинстве стран (особенно в Европе) предприятия были экспроприированы или национализированы, а ущерб, нанесенный войной, уничтожил большую часть собственности. Капиталистов и капитализм повсеместно обвиняли во всех бедах и ненавидели, особенно в результате череды обрушений и депрессии на фондовом рынке, поэтому многие из них стали жертвами насилия.17

Те революционные преобразования в капиталах и политическом влиянии, которые произошли в рассматриваемой нами системе, все еще изучаются и, в общем, были спровоцированы следующим способом, следуя законам архетипа:

  • Выборы 1828-го года в США: Эндрю Джексон — консервативный популист, отказался продлить срок действия устава центрального банка США (Второй банк США).
  • Россия 1860-х: Отмена крепостного права.
  • Германия 1880-х годов: социальное законодательство Отто фон Бисмарка.
  • 1890-е — 1920-е годы: эпоха прогресса – антимонопольное регулирование, борьба с коррупцией, научное мышление.
  • 1906: Теодор Рузвельт ввел прогрессивную шкалу налогообложения на землевладения, а в 1909 году — подоходный налог.
  • Выборы в Великобритании 1908 года: принятие Е. Х. Асквитом закона о существенном повышении налогов и крупных реформах в сфере социального обеспечения, которые способствовали зарождению современной системы социального обеспечения в Великобритании.
  • Выборы в США в 1912 году: Вудро Вильсон — первый президент-демократ, избранный за 20 лет и второй за 55 лет, положивший начало важным налоговым преобразованиям и реформам.
  • 1920: движение за права женщин привело к принятию 19-й поправки к Конституции США, которая предоставила женщинам право голоса.
  • Выборы в США в 1932 году: уклон Рузвельта влево. После избрания Франклин Рузвельт немедленно девальвировал доллар, чтобы облегчить долговое бремя, и провел радикальные реформы беспрецедентного масштаба. Его политика Нового курса была направлена на преодоление экономической депрессии путем значительного расширения роли правительства и поддержки рабочих, дебиторов и безработных. Он учредил социальное обеспечение и страхование от безработицы, усилил финансовое регулирование, основал крупные государственные программы, по которым люди нанимались напрямую, а также укрепил трудовое право.
  • Выборы во Франции в 1936 году: уклон влево Блюма — Леон Блюм провел ряд реформ трудового законодательства, которые предоставили рабочим более широкие права, лучшие условия труда и более высокую заработную плату.
  • 1940–1950-е гг. Аргентина: Уклон влево Перона — Хуан Перон национализировал промышленность, повысил заработную плату трудящимся, увеличил количество населения, охваченного социальным страхованием, а также расширил медицинское страхование.
  • Советский Союз 1950-х годов: антисталинские реформы Никиты Хрущева с целью искоренить политику подавления несогласных и поднять сельскохозяйственное производство.
  • Индия 1960–70-х годов: социалистическая политика Ганди — Индира Ганди расширила государственный сектор и помогла осуществить «зеленую революцию» (защита индийцев от голода и зависимости от импортного зерна).
  • Выборы в США 1964 года: снижение налогов Линдона Джонсона и программы по защите гражданских прав, а также по борьбе с бедностью.
  • 1978: Дэн Сяопин / «Капиталистическая революция».
  • Выборы в Великобритании 1979 г.: уклон Маргарет Тэтчер вправо.
  • Выборы в США 1980 г.: движение Рональда Рейгана вправо.

Переход черты, ведущей от стадии 5 (когда существуют чрезвычайно неблагоприятные экономические условия, а также имеется нарастающий внутренний и внешний конфликт) к стадии 6 (когда идет гражданская война) происходит на фоне того, как система по урегулированию разногласий переходит из рабочего состояния в неработающее. Другими словами, это случается, когда система не подлежит восстановлению. Как вы можете себе представить, сломать систему / порядок и построить новую — гораздо сложнее, чем внести революционные преобразования в существующую систему / порядок. Хотя разрушение всей системы / порядка является более травмирующим, это не обязательно тот путь, который хуже, чем вести деятельность в рамках существующей системы.

Решение в пользу сохранности и обновления чего-либо старого и не действующего, или в пользу его утилизации и замены на нечто новое, никогда не бывает легким, особенно если то самое «новое» в точности неизвестно и несет в себе важное значение для внутреннего порядка. Тем не менее, такое случается, хотя обычно вопрос не решается интеллигентно; как правило, всем движет накал эмоций.

Когда некто находится на поздней стадии 5 (как сейчас в США), самый большой вопрос заключается в том, насколько система прогнется, прежде чем она сломается. Демократическая система, которая позволяет населению делать практически все, что оно вздумает делать, дает больше гибкости, поскольку избиратели могут менять руководство и винить только себя. В данной системе смена режима может с большей легкостью происходить мирным путем. Тем не менее, демократический процесс по принципу участия «один человек – один голос» имеет недостаток, заключающийся в том, что лидеры выбираются в ходе соревнований по популярности, а выбор делают люди, которые в своей массе не проводят тщательного анализа возможностей, который сделали бы большинство организаций, пытаясь найти подходящего человека на кандидатуру для важной работы. Таким образом, при наличии большой прогибающейся способности, в демократических странах существует большой риск не заполнить самые важные вакансии наиболее способными людьми. Демократия также требует принятия решений на основе консенсуса и компромисса, для чего требуется, чтобы множество людей, придерживающихся противоположных взглядов, успешно взаимодействовали друг с другом в рамках системы. Это гарантирует, что партии, имеющие значительный круг избирателей, могут быть представлены во власти, но, как и все большие сообщества людей, имеющих совершенно противоположные взгляды (возможно, даже настроены с антипатией друг к другу), система принятия решений не поддается эффективной выработке общего мнения. История показывает нам, что самый большой риск для демократий состоит в принятии ими настолько разрозненных и антагонистических решений, что такие решения могут быть неэффективными, а это приводит к плохим результатам, что создает благоприятные условия для революций, возглавляемых автократами-популистами, которые представляют большие слои населения, а это население желает получить сильного и дееспособного лидера во главе контроля над хаосом, человека, который заставит страну работать на его собственный результат.

Также примечательно: история показала, что во времена великих конфликтов федералистские демократии (например, США) обычно получают конфликты между штатами и центральным правительством на почве борьбы за их относительное влияние. Это могло бы послужить маркером, на который следует обратить внимание, и который еще не обрисовался в США; его наличие будет означать дальнейшее продвижение нашего цикла к стадии 6.

Существует слишком большое количество поломок демократических систем, чтобы их исследовать, не говоря уже об описании. Хотя я ознакомился с некоторыми из них, чтобы рассмотреть закономерности, я еще не изучил их досконально и не собираюсь в них углубляться в данной главе. Я скажу лишь, что, когда факторы, описанные в пояснениях к стадии 5, доведены до крайности — что наиболее важно, ужасная ситуация с финансами, непомерные расходы, внутренние раздоры и беспорядки и / или серьезные внешние конфликты – готовят почву к набору условий, нарушающему функционирование системы, а также к борьбе за власть с сильным лидером во главе. На ум приходят такие архетипические примеры, как Афины конца 400-х — 300-х гг. до н.э., конец Римской республики примерно за столетие до 27 г. до н.э. 18, Веймарская республика Германии в 1920-х гг., Испания в 1920-х и 1930-х годах, которая обратилась к правым автократиям (фашизму), чтобы обуздать хаос.

Для достижения наилучших результатов на разных этапах требуются разные типажи лидеров. Когда некто находится на стадии 5, он стоит на линии разграничения, от которой один путь может привести к гражданской войне / революции, а другой — к мирному и в идеале процветающему совместному существованию. Очевидно, что мирный и путь к процветанию — идеальный выбор, но это гораздо более тернистая дорога. Этот путь требует либо «с миротворца с крепкой рукой», который изо всех сил старается объединить государство, в том числе пытается обратиться к противоборствующей стороне, чтобы вовлечь ее в процесс принятия решений и изменить порядок таким образом, который большинство людей считает справедливым и действующим во благо всем (т. е. высокопроизводительный, приносящий пользу большинству людей), или же потребуется «революционер с крепкой рукой», способный провести страну через ад гражданской войны / революции. При обсуждении следующих двух этапов гражданской войны / революции, а также времени, наставшего сразу после их завершения, мы исследуем то, что необходимо в подобных условиях.

США в настоящий момент

Соединенные Штаты сейчас находятся на этапе 5 и еще не перешли черту к этапу 6 (стадия гражданской войны). Пройдут ли популизм и борьба между экстремистами точку невозврата? Судя по показателям, честным ответом будет такой – они слишком близко к тревожному звонку. Вряд ли кто-то ожидает, что США перейдут черту к гражданской войне / революции, хотя это не исключено. Поскольку Соединенные Штаты имеют давнюю традицию урегулирования разногласий в рамках системы, прецедент призывает внесение изменений в действующую систему. За свою 244-летнюю историю США пережили единственную гражданскую войну, несколько достаточно мирных революционных преобразований и множество серьезных конфликтов, поэтому вся система продемонстрировала огромный потенциал гибкости, не позволяющий ей сломаться. Несомненно, что именно наши предки достаточно прогнулись и пошли на компромисс, чтобы работать дальше, не отказываясь от системы, и теперь уже ныне живущие, в чьих руках сосредоточено принятие решений, обязаны взаимодействовать с системой, которую завещали нам отцы-основатели.

Недавние выборы показали, насколько расколота страна — почти 50/50, причем, казалось бы, по линиям непримиримости. Образно говоря, 50 лет назад население выглядело соответственно нижеследующему спектру, то есть большинство от каждой партии представляли умеренные, а приверженцы крайних взглядов были менее радикальными.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

19
Теперь это выглядит следующим образом — то есть с большей концентрацией и количеством людей с уклоном к крайним взглядам.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Такие преобразования типичны для продвижения к более серьезному конфликту, поскольку они отражают ситуацию, когда все больше людей придерживаются крайних взглядов, а число умеренных сокращается. Когда умеренные находятся в меньшинстве, а экстремисты составляют большинство в каждой партии, возникает стремление к большей поляризации и усилению конфликта, которое нарастает по принципу самостоятельно усиливающейся тенденции. Как описано ранее, после смены режима (например, победы Байдена на посту президента) те, кто объединились в своем желании свергнуть претендента-общего врага, теперь сойдутся в схватке за власть друг с другом после их победы над действующим президентом и прихода к власти. Таким образом, следует ожидать, что демократы и республиканцы будут бороться за власть внутри собственных образований так же яростно, как и с представителями противоположных партий. Поскольку экстремистов в каждой партии кажется больше, чем умеренных, описываемая мною динамика подталкивает партии к еще большим проявлениям крайности, поскольку, если они сами не сделают уклон в этом направлении, их могут победить на первичных выборах более сильные экстремисты. Современный пример такой динамики — вероятность того, что лидер сенатского меньшинства Чак Шумер может быть свергнут демократом с более левым уклоном, чем он. Это могло бы послужить в качестве предупреждения.

История продемонстрировала нам, что сильная поляризация эквивалентна либо: а) большему риску политического тупика, что снижает шансы революционных преобразований, которые решат проблемы, либо б) гражданской войне в какой-либо ее форме.

Поскольку президентский пост (Байден) /и должности в государственном аппарате (Сенат) занимают сторонники умеренных взглядов и, вероятно, они продолжат оставаться в руках республиканцев, теперь кажется наиболее вероятным, что ни одна из сторон не сможет доминировать над другой, и борьба за преобразования, скорее всего, будет продолжаться внутри системы. Это может привести либо к тупиковой ситуации, либо к компромиссу. Тупик, из которого выйти непросто, может способствовать борьбе за гранью этических норм, которую другая сторона сочтет неприемлемой и ответит тем же, в то время как компромисс потребует от умеренных сторонников отмежеваться от сторонников крайних взглядов в своих партиях. По этим причинам было бы неразумно пребывать в уверенности относительно того, дойдет ли цикл до стадии 6. Однако, поскольку это было бы очень важно, стоит внимательно следить за маркерами. На мой взгляд, признаки будут лучше всего отражены в 18 факторах, упомянутых ранее, хотя предзнаменованиями могут также послужить другие маркеры.

Повторюсь, некоторые из наиболее важных маркеров, за которыми я наблюдаю, это:

  • Сочетание финансовых условий, пропасти по линии уровня жизни и экономического шока («Классический ядовитый коктейль»)
  • Расточительство в отношении денег и времени
  • Бюрократия
  • Популизм и экстремизм
  • Поляризация и недостаток политиков умеренных взглядов
  • Классовая борьба и демонизация представителей разных классов
  • Поляризованные медиа, искажающие факты
  • Ослабевание принципа следования правилам и усиление тенденции силового захвата власти
  • Правовые и политические системы все чаще используются для персонального политического влияния
  • Борьба не на жизнь, а на смерть

История показывает нам, что, когда империи переживают упадок, они демонстрируют ослабление по большинству перечисленных направлений, поскольку, если каждая из этих характеристик силы и слабости улучшается или ухудшается, это усиливает другие процессы. Мы также можем наглядно увидеть, что после определенного момента факторы очень быстро и одновременно идут по пути ухудшения.

Каким был бы хороший исход?

Было бы здорово сохранить мир и сделать все необходимое, чтобы 18 факторов перестали перемещаться в правую (плохую) часть градиента и начали двигаться в левую (хорошую) часть градиента. Чтобы двигаться в правильном направлении, необходимо одновременно добиться большего единства и важных структурных преобразований. Например, а) многие долговые обязательства и обязательства, не связанные с долговыми активами (например, по пенсионному обеспечению и затратам на здравоохранение) наряду с балансом активов и пассивов, вероятно, придется реструктурировать или девальвировать, б) способы ведения дел придется реструктурировать, чтобы производительность могла быть увеличена таким образом, что доходы будут расти по сравнению с расходами, а сальдо улучшится для большинства населения и правительственных структур (т. е., на центральном уровне, уровне штата и на местном уровне), в то время как прибыль будет масштабно распределяться так, чтобы c) диспропорции в сфере обеспечения, образовательные и медицинские диспропорции должны быть сокращены, при этом те, кто больше всего испытывает нужду, получают усиленную защиту, а также г) необходимо улучшить фундаментальные показатели, которые ведут к будущим достижениям, в таких областях, как образование, инфраструктура и поддержка здорового образа жизни, образа мышления, а также защита окружающей среды. И наоборот, было бы очень плохо, если бы американцы ожесточились в своей борьбе друг с другом, принеся в жертву порядок, необходимый для революционных преобразований. Надеюсь, осознание того, каковы будут следующие две стадии, то есть стадия гражданской войны и этап после гражданской войны, поможет мотивировать людей не следовать подобным путем, а вместо этого осуществить необходимые преобразования.

Как нам следует выносить вердикт относительно того, делают ли политики правильные шаги для улучшения этих пунктов? Проще говоря, то, что предпринимают наделённые властью с экономической точки зрения, отражено всего в двух видах политики — фискальной и денежно-кредитной, и каждый из видов может быть либо гибким, либо жестким. Гибкая политика означает, что эмитируется большое количество кредитов и денег, что приведет к тому, что они утратят свою стоимость, если страна не повысит производительность до значения, превышающего соразмерную сумму. При этом данный подход стимулирует экономику и является безобидным способом предоставления денег в руки тех, кто не смог бы получить их привычным способом. Жесткая политика означает, что образуется намного меньше долгов и денежной массы, поэтому они будут меньше обесцениваться при прочих равных составляющих, но это в меньшей степени стимулирует экономику и дает меньше денег в руки тех, кто наиболее отчаянно в них нуждается. Итак, мы можем наблюдать за тем, как решаются компромиссы такого рода. В дополнение к тому, что вы обращаете внимание на жесткую или гибкую политику фискальных и монетарных компромиссов, которые говорят нам о сумме заимствований и расходов, вам необходимо обращать внимание, на какие цели направляются эти заимствования и расходы; самое главное, повысит ли это производительность и благосостояние большинства людей или нет? История показала, что важнее всего то, во что именно система вкладывает денежные и кредитные средства. Мы можем наблюдать за этим и судить, повысит ли определенная мера производительность и реальные доходы в целом и для большинства людей. Конечно, не фискальная и не денежно-кредитная политика, такая как политика законодательных актов и нормативных документов, тоже имеет значение, поэтому ее также следует оценивать с точки зрения того, усилит ли она прочность позиций государства.

Задачи, связанные с осуществлением необходимых мер, заключаются в том, что, для создания условий для необходимого сотрудничества требуется: а) политики с умеренными взглядами, чтобы отмежеваться от экстремистов в собственных партиях ради попытки сплотить страну. И такую задачу очень трудно выполнить, а также б) серьезные структурные преобразования и революционные изменения в своих партиях с целью явить миру революционные улучшения, что также очень трудно осуществить. История показала, что умеренные в условиях, подобных существующим ныне (на этапе 5), были более склонны впадать в крайности, чем успешно работать с умеренными из противоположной стороны ради сплочения государства на основе взвешенной и взаимно согласованной политики. Хотя это кажется маловероятным, история показала, что люди могут проявлять изобретательность, когда сталкиваются с проблемами, на первый взгляд неразрешимыми, и обходят все подводные камни. Например, хотя это и кажется маловероятным, возможно, будет создана третья партия для политиков с умеренными взглядами, которые больше не чувствуют себя комфортно в своих существующих нынче партиях, что может способствовать быстрому сосредоточению власти в «умеренных руках». Всё потому, что не потребуется большого количества голосований в Сенате или Палате представителей, чтобы голоса колеблющихся избирателей перешли на сторону умеренных кандидатов, что даст им большую власть.20

Вскоре мы узнаем, в каких направлениях потянутся члены Демократической и Республиканской партий и насколько хорошо представители обеих партий взаимодействуют друг с другом, как описано выше: либо создавая тупик, либо находя компромисс. Я просто надеюсь, что все стороны осознают, где они находятся в границах цикла и что именно может произойти дальше, т. е. затраты на интенсификацию конфликта и выгоды от его ослабления.

Стадия 6: Когда ведутся гражданские войны

Данный раздел посвящен той части большого цикла, когда идет борьба за избавление от существующей системы / порядка, то есть когда ведется гражданская война.

История показывает нам, что гражданские войны неизбежно случаются, поэтому вместо того, чтобы убеждать себя, что «здесь этого не случится», как делает большинство людей в большинстве стран после длительного периода отсутствия вооруженных конфликтов, их следует опасаться, выявляя маркеры, чтобы определить, насколько мы близки к очередной войне. В этом разделе мы рассмотрим такие признаки.

Тогда как в последнем разделе мы рассмотрели ненасильственные революционные процессы, которые имели место в рамках существующего порядка, в этом разделе мы рассмотрим модели гражданских войн и революций, которые почти всегда носили насильственный характер, свергая старый порядок и заменяя его новым. Хотя существует неисчислимое их количество, которое мы могли бы подвергнуть рассмотрению, чтобы понять их механизм, мы выбрали 29 наиболее важных из них, которые демонстрируются в следующей таблице. Мы разделили данную группу на те, что способствовали серьезным изменениям в системе / режиме, и те, что не добились этого. Например, гражданская война в США была настоящей кровопролитной гражданской войной, которая не смогла перевернуть систему / порядок, поэтому она находится во второй группе внизу таблицы, а те, что сверли систему / порядок, находятся на верхних строчках. Представленные категории, безусловно, неточны, но мы, опять же, не позволим погрешности стать на пути к тому, чтобы рассмотреть нечто важное, что могли бы упустить в упорных поисках точности. Большинство из конфликтов, хотя и не все, произошли по архетипическому сценарию, описанному в этом разделе.

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Классическим примером гражданской войны, разрушающей систему и вынуждающей создание нового порядка, является гражданская война / революция в России 1917 года, которая установила коммунистический режим, вступивший в стадию 5 в конце 1980-х годов, что привело к попытке произвести революционные преобразования в системе, названные перестройкой (то есть реструктуризацией), которая потерпела неудачу и повлекла за собой крах государственного строя в Советском Союзе в 1991 году. Старый порядок был заменен новой системой / порядком, который сейчас диктует принципы государственного управления Россией. Новая система после краха старого порядка была построена классическими способами, описанными позднее в данной главе в ходе моего объяснения стадии 1 и 2. В этом конкретном случае коммунистический внутренний порядок и его большой цикл длились 74 года (с 1917 по 1991 год). Еще один пример — Реставрация Мэйдзи, возникшая в результате трехлетней революции (1866-69) в Японии, которая произошла из-за того, что японцы были закрыты для внешнего мира и не могли продвигаться вперед. Поэтому американцы подталкивали японцев открыться миру, что побудило революционно настроенные круги вступить в борьбу и одержать победу над власть имущими (во главе с военным правителем сёгуном) в битве. Это привело к опрокидыванию внутреннего порядка, которым управляли четыре класса: 1) консервативно настроенные военные, 2) фермеры, 3) ремесленники и 4) купцы – именно эти классы правили Японией. Старый японский порядок, при котором власть находилась в руках освященных традициями людей, был ультраконсервативным — например, изменение общественного положения было объявлено вне закона. Тот строй заменили революционеры, которые были чрезвычайно прогрессивными и изменили всё находившееся под властью императора, чтобы добиться существенного прогресса. В начале этого периода вспыхивало большое количество трудовых споров, забастовок и беспорядков, которые были обусловлены классическим различием в уровне благосостояния и бедственным экономическим положением. В процессе реформ правящие круги обеспечили всеобщее начальное образование как для мальчиков, так и для девочек, приняло капитализм за основу государственного строя и открыло страну для внешнего мира. Вместо того, чтобы использовать старые технологии, они смогли внедрить технологии нового поколения, что способствовало становлению Японии как чрезвычайно конкурентоспособного государства, заработавшего свое национальное богатство. Существует много таких прецедентов, когда страны придерживались правильного алгоритма, чтобы добиться революционных улучшений во благо, точно так же, как есть и много случаев, когда революционеры шли ошибочным путем, который десятилетиями причинял ужасную боль их населению. Между прочим, в результате собственных преобразований Япония прошла классические этапы большого цикла, чтобы стать чрезвычайно успешной и богатой, но со временем и она не избежала упадка, став непомерно перегруженной долгами и разобщенной; случилась экономическая депрессия; произошли затратные войны; и это привело к классическому концу империи. Японский «Орден Мэйдзи» и его классический большой цикл просуществовали 76 лет — с 1869 по 1945 год.

Гражданские войны и революции неизбежно происходят с целью радикально изменить внутренний порядок (то есть систему распределения национального богатства и влияния). Они включают полную реструктуризацию капитала и политической власти, что подразумевает полную реструктуризацию долга и материальной собственности, а также принятие политических решений. Такие изменения являются закономерным следствием необходимости внесения важных изменений, которые в существующую систему внести невозможно. С этим сталкиваются практически все системы. Все потому, что почти все системы приносят пользу лишь отдельным классам людей за счет других классов, что в конечном итоге становится неприемлемым до такой степени, что начинается борьба за определение будущих направлений для государственного курса. Когда разрыв по уровню благосостояния и по ценностным ориентирам становится непомерно большим и возникают неблагоприятные с экономической точки зрения условия, из-за которых система не работает для большого процента населения, люди будут бороться за изменение всей системы. Те, кто больше всего страдают в плане имущественного положения, будут бороться за обретения большего количества материальных ресурсов и рычагов власти против тех, кто уже сосредоточил в своих руках капиталы и власть, и кто извлекает выгоду из существующей системы. Естественно, революционеры хотят радикально изменить систему, поэтому логично, что они готовы нарушать законы, следования которым требуют власть предержащие. Подобные революционные преобразования обычно происходят насильственным путем в ходе гражданских войн, хотя, как описано ранее, они могут носить и мирный характер, не разрушая систему.

Периоды гражданской войны обычно отмечаются особой жестокостью. Как правило, на ранних этапах эти войны представляют собой упорную и упорядоченную борьбу за власть, и по мере того, как азарт схватки и эмоции накаляются, а стороны делают все, чтобы одержать победу, уровень жестокости внезапно возрастает, поэтому реальный уровень насилия, который наблюдается на стадии 6 гражданских войн и революции, на этапе 5 сочли бы просто неправдоподобным. Чтение повествований о гражданских войнах и революциях, которые я изучал, таких как гражданская война в Испании, гражданская война в Китае, Русская революция и Французская революция, заставило мои волосы шевелиться на голове. Элиты и умеренные политики покидают страну, их бросают в тюрьмы или убивают.

Каким образом вырисовываются их очертания? Ранее я описал динамику стадии 5, которая привела к переходу пограничной линии по направлению к стадии 6. На этой стадии все динамические процессы сильно ускоряются. Я сейчас поясню.

Как проступают яркие очертания гражданских войн и революций

Как описано ранее, цикл накопления материальных ценностей и разрыва по уровню благосостояния, который приводит к тому, что очень небольшой процент населения контролирует исключительно большой процент национального богатства, в конечном итоге приводит к свержению бедным большинством богатого меньшинства посредством гражданских войн и революций. Это случалось большее количество раз, чем можно себе представить.

Тогда как в большинстве архетипических случаев гражданских войн и революций власть перемещалась справа налево, было множество прецедентов, когда национальное богатство и власть переходили в руки к правым от тех, кто левее. Однако их было меньше, и они носили неоднородный характер. Обычно они происходили на фоне того, как существующие порядки переходили в плохо функционирующую анархию, и значительный процент населения жаждал сильного руководства, дисциплины и роста производительности. Примеры революций слева направо включают Германию, Испанию, Японию и Италию в 1930-х годах, распад Советского Союза в 1980-х — начале 1990-х годов, государственный переворот 1976 года в Аргентине, заменивший Изабель Перон военной хунтой, и переворот, приведший ко Второй Французской империи в 1851 году. Как и в других примерах, существует много, очень много прецедентов, на которые стоит обратить внимание — больше, чем я мог бы со всей внимательностью изучить или объяснить здесь. Однако все те, которые я исследовал, функционировали или не функционировали по одной и той же причине. Подобно переходу власти к левым, такие новые внутренние порядки были успешными, когда они способствовали повсеместному экономическому успеху, и терпели неудачу, когда этого не происходило. Данные процессы также были скорее эволюционными, чем революционными, поскольку периоды мира и процветания, когда национальное богатство и, как правило, пропасть по линии уровня жизни растут в течение гораздо более длительного срока. Вот почему мы видим, что долгосрочные тенденции заключаются в увеличении общего благосостояния и распределении богатства с более широким охватом населения. Данную большую картину можно легко упустить, когда вы находитесь в одной части большого цикла и переживаете ее.

Как правило персоналии, которые возглавляют гражданскую войну / революцию, были (и остаются) хорошо образованными людьми из среднего класса. Например, тремя ключевыми революционными лидерами Французской революции были Жорж-Жак Дантон, юрист, выросший в буржуазной семье; Жан-Поль Марат, врач, ученый и журналист, выросший в буржуазной семье; Максимилиан Робеспьер, юрист и государственный деятель, также буржуазного происхождения. Первоначально эта революция была поддержана многими либеральными аристократами, такими как маркиз де Лафайет, которые выросли семьях с умеренно высоким достатком. Точно так же лидерами русской революции были Ленин, изучавший право, и Троцкий, выросший в буржуазной семье интеллигентов. Гражданскую войну в Китае возглавил Мао, который происходил из достаточно обеспеченной семьи и изучал различные предметы, такие как право, экономика и политическая теория, а также Чжоу Эньлай, который происходил из семьи ученых государственных служащих среднего класса. Они также, как правило, были (и остаются) харизматичными лидерами, способными плодотворно работать с окружающими для создания крупных, хорошо контролируемых организаций, способных свершать революционные преобразования, которые они возглавляли. Если вы хотите найти революционеров будущего, вы можете следить за теми, кто обладает этими качествами. Со временем они обычно превращаются из интеллектуалов-идеалистов, желающих изменить систему на более справедливую, в беспощадных революционеров, желающих победить любой ценой.

Хотя большой разрыв по уровню благосостояния в экономически трудные времена, как правило, служил самым большим источником несогласий, всегда существовали и другие причины конфликта, которые в сумме способствовали сильному противодействию правящей элите и системе в целом. Обычно в ходе революций революционеры с такими разными претензиями объединяются, чтобы осуществить радикальные преобразования; поэтому, хотя во время революции они выглядели единым звеном, после победы в ней лидеры обычно вступают в схватку друг с другом по причине проблем и на почве борьбы за влияние.

Как уже упоминалось ранее, на этапе гражданской войны / революции находящиеся у руля правительства почти всегда испытывали острую нехватку денег, кредитных средств и покупательной способности. Такая нехватка порождала желание отбирать деньги у тех, кто ими обладал, что побуждало имеющих капиталы перемещать их в такие страны и активы, которые были безопасными. Такая ситуация вынуждала правительственные структуры остановить подобное перемещение, введя контроль за движением капитала, то есть контроль за уходом денежных средств в другие юрисдикции (например, в другие страны), в альтернативные валюты или активы, которые сложнее облагать налогом и / или которые в меньшей степени способствуют производительности (например, золото).

Ситуация ухудшается тем, что обычно при внутренних беспорядках, таких как гражданские войны и революции, иностранные враги с большей вероятностью бросят вызов государству. Это происходит потому, что внутренний конфликт создает уязвимости, которые повышают вероятность внешних войн. Например, внутренний конфликт раскалывает людей внутри страны, ложится на них финансовым бременем и требует внимания, которое оставляет лидерам меньше времени для решения других вопросов – все это создает уязвимость для иностранных держав, которой они не преминут воспользоваться. Такова основная причина, по которой внутренние и внешние войны, как правило, идут рука об руку. К другим причинам относятся: накал эмоций и нетерпимость; сильные популистские лидеры, которые обычно приходят к власти в такие моменты и по природе своей являются борцами; когда существуют внутренние конфликты, лидеры обнаруживают, что предполагаемая угроза со стороны внешнего врага может объединить страну в поддержку единого лидера, поэтому они склонны подбрасывать дровишек во внутренний конфликт; а лишения побуждают людей / государства с большей готовностью бороться за то, что им необходимо, в том числе за ресурсы, которыми обладают другие страны. Почти во всех гражданских войнах некоторые иностранные державы проявляли активность в чужой стране, пытаясь повлиять на исход в свою пользу.

Когда происходят гражданские войны и революции, не очень четким представляется момент вступления в гражданские войны и революции и выход из них. При этом, становится очевидным, что они в разгаре, когда их процессы находятся глубоко в своей середине. Хотя историки и приписывают даты начала и окончания гражданских войн, они весьма произвольны. Правда заключается в том, что в «то самое время» почти никто не знает, что гражданская война уже началась или что она закончилась, хотя все осознают, когда она в разгаре. Например, многие историки назвали 14 июля 1789 года днем, когда началась Французская революция, поскольку арсенал и тюрьма под названием Бастилия штурмовались толпой, но в то время никто не думал, что это было началом Французской революции и не имел каких-либо идей относительно того, насколько ужасающе жестокими станут эти события гражданской войны и революции. Хотя человек может и не знать, что его ожидает, он может располагать приблизительными маркерами, которые помогут позиционировать ему самого себя, увидеть направление, в котором он движется, и кое-что узнать о том, каким будет следующий этап.

Гражданские войны невероятно жестокие, поскольку в них идет борьба не на жизнь, а насмерть. Все проявляют крайнюю степень нетерпимости, потому что каждый вынужден выбирать свою сторону и сражаться. К тому же, в бескомпромиссных и жестоких схватках умеренные всегда проигрывают.

Что касается того, какие типажи лидеров лучше всего подходят для гражданских войн и революций, то это «вдохновляющие генералы» — люди, достаточно сильные, чтобы мобилизовать поддержку и побеждать в различных битвах, которые им предстоит выиграть. Поскольку борьба бескомпромиссна, они должны быть достаточно жестокими, чтобы сделать все необходимое ради победы.

К счастью, такие периоды гражданской войны / революций в итоге подходят к концу, хотя конец, как и начало, не так четко определяется, если верить историкам.

Время, которое историки называют периодом гражданской войны, обычно длится несколько лет и определяет официальных победителей и побежденных, что определяет, кто именно занимает правительственные здания в столице. Но борьба за укрепление власти может продолжаться еще долгое время после официальной даты окончания гражданской войны. Это подводит нас к следующему этапу данного большого цикла — стадии 1.

Хотя гражданские войны и революции обычно чрезвычайно болезненны, они зачастую способствуют реструктуризации, которая, если ее провести удачно, может заложить основу для лучших результатов в будущем. Каким будет будущее после гражданской войны / революций, зависит от того, как предпринять следующие шаги. Давайте взглянем.

Стадия 1: Когда начинается новый порядок и новое руководство консолидирует власть

После официальной даты окончания гражданской войны, обычно имеет место послевоенная / постреволюционная борьба за консолидацию власти. На этом этапе новые лидеры, как правило, уничтожают остатки оппозиции и сражаются за власть уже между собой. Фактически можно сказать, что революции обычно состоят из двух частей: первая часть — это борьба за свержение установившихся лидеров и систем, а вторая часть — это борьба за уничтожение тех, кто был верен бывшим лидерам, и борьба за власть в среде самих победителей. Вторую часть я назову «чисткой рядов» и коснусь ее в этом разделе.

Такие периоды консолидации власти / чистки широко различаются по форме и степени серьезности, в зависимости от накала конфликта между новыми лидерами и их оппозицией, стадии конфликта между самими новыми лидерами и уровня развития различных правительственных ведомств и бюрократии, доставшихся в наследство. В худшем случае такие времена могут быть даже более жестокими, чем официальные периоды гражданской войны.

Такая стадия случается практически после всех революций, хотя примерно в той же степени накала, что и степень революционных изменений. В худшем случае данная постреволюционная борьба за консолидацию власти произвела одни из самых жестоких периодов в истории стран — например, период после Французской революции 1789 года, названный Царством террора, период русской революции после 1917 года, названный красным террором, период гражданской войны в Китае после 1949 года, названный анти-правой кампанией, и т. д. В некоторых случаях подобные чистки рядов проводились единожды сразу после революции (например, в эпоху царства террора), в то время как в других случаях они эпизодически инициировались и прекращались на протяжении десятилетий (например, Культурная революция в Китае произошла через 17 лет после прихода к власти Коммунистической партии Китая). Эти «чистки» проводятся для консолидации власти и преследования предполагаемых идеологических противников или врагов государства, и они иногда бывают более жестокими, чем сама революция. В лучшем случае, и, если позволяют условия на фоне сохранности базовой системы и доверия к ней, они похожи на период после Гражданской войны в США 1861–1865 годов или на времена, припавшие на мирную революцию Рузвельта 1930-х годов. В таблице ниже мы показываем семь архетипических случаев «чисток».

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

На этом этапе лидеры, которым лучше всех это удается, становятся «консолидирующими власть». Как правило, они обладают качествами, аналогичными тем, кто добился лучших результатов в революции на предыдущем этапе, поскольку они волевые, рассудительные борцы, которые хотят и могут победить любой ценой, хотя им следует быть гораздо более проницательными с политической точки зрения, поскольку на ранних этапах выявить врага было гораздо проще. Как обсуждается ниже, великие основатели династий, такие как император династии Тан Тайцзун и римский Цезарь Август, среди прочих, преуспели на данном этапе. В последнее время такие лидеры, как отцы-основатели США (например, Александр Гамильтон) и Отто фон Бисмарк из Германии, также служат примером тому, как обуздать периоды конфликта и создать в них институты, закладывающие основу будущего успеха страны.

Этот этап завершается, когда становится очевидным, кто есть новая власть, всем надоедает борьба, и начинается процесс восстановления.

Стадия 2: на которой создаются и совершенствуются системы распределения ресурсов и государственные бюрократии

Я также называю эту фазу «ранним процветанием», поскольку это, как правило, начало мирного и благоприятного периода.

После того, как новые лидеры разрушили старый порядок, консолидировали власть или же решили обе задачи одновременно, новоиспеченные правители должны начать процесс выстраивания новой системы с целью лучшего распределения ресурсов. Это этап, когда системное и институциональное созидание имеют первостепенное значение. Что требуется, так это разработка и создание системы (порядка), которая эффективна в распределении ресурсов, требуя, чтобы люди «гребли» в одном направлении для достижения аналогичных целей, соблюдая правила и законы, создавая эффективную систему распределения ресурсов, которая приводит к быстрому повышению производительности, что принесет пользу большинству людей. Подобный период модернизации и восстановления необходимо проводить даже после проигранных войн, поскольку восстановление должно происходить в любом случае. Примеры стран, находящихся на этой стадии, включают Соединенные Штаты в течение 15 лет после провозглашения независимости в 1776 году, раннюю наполеоновскую эпоху сразу после того, как Наполеон захватил власть в результате переворота в конце Французской революции в 1799 году, ранний период японской реставрации Мэйдзи сразу после политической революции 1868 года, период после гражданской войны и послевоенный период в Китае, Японии, Германии и большинстве стран в конце 1940-х и большей части 1950-х годов, а также период в России после распада Советского Союза.

На этом этапе следует помнить о неизменном и универсальном принципе: для достижения успеха система должна создать условия для процветания среднего класса. Как писал Аристотель в своей книге «Политика»: «Такие государства, вероятно, будут хорошо управляться, в которых средний класс велик и, по возможности, сильнее, чем оба других класса … там, где средний класс велик, меньше всего вероятности возникновения разобщенности и разногласий. … Потому что, когда нет среднего класса, а бедных слишком много, возникают проблемы, и государству скоро приходит конец ».21

Лидеры, которые лучше всего проявляют себя на этом этапе, обычно сильно отличаются от тех, кто преуспел на этапах 6 и 1. Я называю их «инженерами-строителями». Хотя им по определению полагается быть умными, а в идеале они по-прежнему сильны и вдохновляют, прежде всего они должны быть хорошими инженерами-строителями или иметь в своей команде отличных инженеров-строителей, работающих на них, чтобы спроектировать и построить систему, которая будет продуктивно работать для большинства людей. Различные качества лидеров, которые требуются для успеха на революционных этапах 6 и 1, и те, которые требуются в ходе этого административного этапа восстановления 2, подтверждаются примером, что Черчилль и Мао были великими «вдохновляющими генералами» и паршивыми «инженерами-строителями». Примеры великих лидеров на этом этапе включают Конрада Аденауэра в Германии, Ли Куан Ю в Сингапуре и Дэн Сяопина в Китае, которые пришли к власти после конфликтов и построили системы, обеспечившие процветание далеко за пределами их собственной карьеры.

Самые выдающиеся лидеры — это те, кто провел свои страны через стадии 6, 1 и 2, то есть через гражданскую войну / революцию, через консолидацию власти и через построение институтов и систем, которые фантастически работали долгое время после них — и сделали это в больших масштабах. Лучшими из когда-либо существовавших, вероятно, были Тан Тайцзун (один из революционных основателей династии Тан в Китае в 600-х годах, после чего последовали около полутора веков мира и процветания, которые привели Китай к тому, чтобы стать самой большой и сильной страной в мире); Цезарь Август (первый император Рима в 27 г. до н.э., начавший примерно 200 летнюю эпоху доминирующего мира и процветания, в ходе которой Рим стал крупнейшей империей на планете); и Чингисхан (который основал и возглавил Монгольскую империю с 1206 года, за которым последовало более столетия процветания, когда она стала самой большой и сильной империей в мире, хотя, вскоре после его смерти здесь произошли гражданские войны).

Такая последовательность процессов восстановления происходит постоянно, в разной степени, в зависимости от количества требуемых изменений. В некоторых случаях это происходит после жестоких революций, когда необходимо перестроить почти все, а в других случаях это происходит, когда имеющиеся системы и законодательство просто нужно скорректировать, чтобы они соответствовали новому лидеру. Например, после президентских выборов в Соединенных Штатах произойдут некоторые изменения, которые приведут к некоторой чистке занимающих посты в правительстве, кто симпатизировал старой администрации, а также к борьбе за власть между умеренными демократами и демократами с сильным уклоном влево.

Стадия 3: на которой царит мир и процветание

Я также называю такую стадию «середина процветания». Это золотая середина большого цикла. Это время, когда у людей есть множество возможностей быть производителями, они воодушевлены этим, успешно трудятся сообща, много производят, богатеют и ими восхищаются, благодаря их успеху. Все это в большей степени противоположность, чем аналогия со стадиями 5 и 6 — поэтому почти все, что я сказал о этапах 5 и 6, можно утверждать с точностью до наоборот. На этой стадии условия улучшаются почти для всех, поэтому большая часть следующего поколения живет лучше, чем большая часть предыдущего поколения, поэтому есть всеохватывающий оптимизм и предвкушение в ожидании будущих перспектив. История показывает нам во временном диапазоне, что, если все сделано правильно, есть широкий и почти равноправный доступ к образованию и трудоустройству на основе личных заслуг, что позволяет максимально широкому кругу населения реализовать свой талант и создает систему, которая, по мнению большинства людей, является Справедливой. Успешные предприниматели, изобретатели и те, кто готов рискнуть, создают новые идеи и переносят свои сообщества в новые места, становясь героями, на которых равняются другие. И всё благодаря тому, как они придумывают новые революционные идеи, улучшают жизнь людей и получают за это вознаграждение. Рост долга способствует повышению производительности и, в свою очередь, росту реальных доходов, что упрощает задачу по обслуживанию долга и обеспечивает отличную избыточную доходность, которая обеспечивает превосходный возврат по капиталовложениям. Доходы превышают расходы, а сбережения превышают долговые обязательства, и эти сбережения инвестируются в финансирование проектов будущего. Стадия 3 — это захватывающий период, в ходе которого есть много пространства для творчества (например, процветает искусство), продуктивности и энергии.

Примеры такого периода включают подавляющую часть викторианской эпохи в Великобритании (охватывающей большую часть 19 века, отмеченную изобретениями промышленной революции, которые привели к быстрому росту благосостояния); Германская империя в конце 1800-х годов (с быстрой индустриализацией, технологическими инновациями и быстро укрепляющимися вооруженными силами); и 1960-е годы в Соединенных Штатах. Например, в Соединенных Штатах в 1960-х годах проект лунных снимков с целью высадить человека на Луну стал примером совместной миссии. Вся страна приветствовала замысел и сплотилась, когда произошла высадка на Луну.

Это время для «вдохновляющих провидцев», которые могут: а) представить и передать захватывающую картину будущего, которого никогда не было раньше, б) фактически построить это будущее, а затем в) использовать заслуженное честным трудом процветание для расширения его доступности и инвестировать в будущее. Они осуществляют это, г) поддерживая стабильное финансирование, а также д) строя отличные международные отношения, чтобы защищать или расширять свои империи без каких-либо финансовых вливаний или социально изнурительных войн. Примеры включают:

  • В викторианскую эпоху Британской империи, в середине и конце 1800-х годов, премьер-министр Уильям Гладстон одновременно: а) поддерживал высокий уровень производительности, б) ввел строгий бюджетный контроль, что привело к стабильным финансам, к тому же, в) так усиленно поддерживал простых людей, что он был известен как «Народный Уильям». Он, кроме прочего, проводил мирную внешнюю политику, нацеленную на процветание.
  • В Германской империи в конце 1800-х годов канцлер Отто фон Бисмарк объединил разрозненное население 39 разных государств и людей разного вероисповедания, чтобы построить Германию как единое государство и экономический центр. При нем Германия пережила экономический бум со стабильными финансами, а также блестяще действовала на международной арене, чтобы получать выгоду на мировом уровне и избегать изнурительных крупномасштабных войн.
  • Премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю успешно провел страну через все эти этапы, управляя государством в качестве премьер-министра с 1959 по 1990 год, а также служа в качестве советника до своей смерти в 2015 году. Он создал принципы и сформировал культуру, чтобы добиться успеха и избежать войн, не жертвуя могуществом.
  • В послевоенных США Джон Ф. Кеннеди за 34 коротких месяца на посту президента с 20 января 1961 года по 22 ноября 1963 года одновременно вдохновил страну на полет на Луну, расширил движение за гражданские права и начал войну с бедностью вместе с вице-президентом Линдоном Джонсоном и не позволил Соединенным Штатам участвовать в крупных войнах, одновременно решительно отстаивая оппозиции американской империи.
  • В Китае Дэн Сяопин преобразовал слабую и неэффективную коммунистическую систему в высокопроизводительную систему капитализма под контролем государства, быстро изменив психологию нации, чтобы внести эти корректировки с помощью таких высказываний, как «хорошо быть богатым» и «не имеет значения, черная кошка или она белая, если кошка ловит мышей »; сформировал экономику и финансовый сектор Китая, что помогло в деле усиления государства; значительно улучшил сферу образования и качество жизни большинства людей. При этом резко возросла продолжительность жизни и снизился уровень бедности; Китай успешно прошел через внутриполитические конфликты; его лидер бескомпромиссно поддерживал суверенитет Китая, избегая крупных внешних конфликтов.

Чем дольше страны остаются на этой стадии, тем дольше длятся их хорошие времена.

На данном этапе, процессы, развивающиеся в ходе усовершенствования, на которые следует обратить внимание и которые отражают большие риски, чье развитие происходит естественным путем и подрывает самоподдерживающиеся хорошие результаты, — это увеличение разрыва в возможностях, доходах, уровню жизни и ценностным ориентирам. Все это сопровождается неудовлетворительными и несправедливыми условиями для большинства, роскошным образом жизни и несправедливо привилегированным положением элит, снижением производительности и плохим состоянием финансов, в результате чего образуются избыточные долги.

История показывает нам, что великие империи и великие династии, которым удалось укрепиться, оставались на стадии 3, избегая этих рисков. Неспособность избежать данных рисков приводит к следующему этапу — периоду чрезмерности. Это этап, на котором соблазн делать все, что возможно, и занять деньги, чтобы попробовать все, может привести к переходу к следующему этапу.

Стадия 4: период чрезмерности

Я также называю это «фазой пузыря процветания». Я опишу её кратко, поскольку мы уже касались этих элементов ранее. По классическим канонам:

  • Наблюдается стремительное увеличение объема закупок товаров, услуг и инвестиционных активов, финансируемых за счет долга, поэтому рост долга опережает способность будущих денежных потоков обслуживать долги. Итак, пузыри уже созданы. Такие закупки, финансируемые за счет долга, возникают на фоне того, как инвесторы, руководители предприятий, финансовые посредники, частные лица и политики склонны предполагать, что будущее будет похоже на прошлое, поэтому они делают большую ставку на сохранение тенденций. Они ошибочно полагают, что вложения, которые сильно выросли в цене, являются скорее качественными, чем переоцененными, поэтому они занимают деньги, чтобы приобрести их, что приводит к росту их цен, а это усиливает весь процесс роста пузыря. Процесс связан с тем, что по мере того, как активы государств растут в цене, их чистая стоимость и уровень расходов относительно доходов растут, что увеличивает их кредитоспособность, а это поддерживает процесс наращивания заемных средств, и поэтому спираль идет по нарастающей, пока пузыри не лопнут.22
  • Происходит смещение в расходах средств и времени в сторону потребления и предметов роскоши, а не в пользу прибыльных инвестиций. Снижение уровня инвестиций в инфраструктуру, средства производства и научно-исследовательские разработки замедляет рост производительности государств и приводит к тому, что их города и инфраструктура дряхлеют и становятся менее эффективными.
  • На данном этапе наблюдаются большие затраты на вооруженные силы для расширения и защиты глобальных интересов, особенно если страна является ведущей мировой державой.
  • Состояние платежного баланса страны ухудшается, отражая рост заимствований и снижение конкурентоспособности. Если страна является государством, чья денежная единица является резервной валютой, такое заимствование становится легкой задачей, и является результатом того, что вкладчики не из государств, владеющих резервной валютой, получают преимущество для накоплений / заимствования средств в своей валюте.
  • Разрыв по уровню благосостояния и возможностям велик, и между классами растет взаимное негодование.

На этом этапе архетипическим лучшим правителем является «хорошо обоснованный, дисциплинированный лидер», который понимает и проводит в жизнь разумные фундаментальные модели поведения, которые обеспечивают производительность и надежное финансирование, а также создают ограничения, когда толпа хочет перейти черту. Именно такие лидеры побуждают страну продолжать реинвестировать значительную часть своих доходов и своего времени в продуктивную деятельность, на фоне того, как они становятся богаче. Как уже упоминалось, Ли Куан Ю, бывший премьер-министр Сингапура, заверил, что его страна и сограждане обладают культурой, чтобы стать хорошо образованными, дисциплинированными и обладают сильным характером, даже после того, как они уже стали успешными и богатыми. Однако таких лидеров немного, потому что их метод борьбы с волнением масс очень непопулярен. Почти во всех случаях, став богатой, страна (и ее лидеры) «пускаются во все тяжкие», занимают средства для финансирования избыточного потребления и теряют конкурентоспособность. Примером такого периода упадка являются такие декадентские лидеры, как пресловутый римский император Нерон (который использовал общегородской пожар в Риме, чтобы конфисковать землю для постройки огромного дворца) 23, а также Людовик XIV (который аналогичным образом расширил Версальский дворец, в то время как производительность упала, а народ переносил лишения на пике его власти) 24 и императора Ванли из династии Мин 25 (который отказался от активного управления и сосредоточился на строительстве своей огромной усыпальницы).

Заключение

Мое исследование исторических прецедентов научило меня, что ничто не вечно, кроме эволюции, а внутри эволюции существуют циклы, которые похожи на приливы и отливы, и которые трудно изменить или с которыми невозможно бороться. Чтобы хорошо справиться с такими изменениями, важно знать, в какой части цикла находится человек, и знать не подверженные времени и универсальные принципы взаимодействия с ними. По мере изменения условий меняются и подходы наилучшего выбора — то есть, лучший путь зависит от обстоятельств, а обстоятельства всегда меняются так, как мы только что рассмотрели. История показывает нам, что лучшие внутренние системы / порядки зависят от обстоятельств того времени. По этой причине было бы ошибкой твердо полагать, что любая экономическая или политическая система неизменно лучшая, потому что обязательно наступят времена, когда эта система не будет лучшей для существующих обстоятельств, и, если общество не адаптируется, оно перестанет существовать. Вот почему лучше всего постоянно реформировать системы, чтобы люди хорошо адаптировались. Проверка любой системы заключается в том, насколько хорошо она работает, гарантируя то, что хочет большинство населения. Эффективность любой системы можно объективно измерить, что мы и будем делать дальше. Учитывая вышесказанное, урок истории, который можно извлечь наиболее четко и ясно, состоит в том, что умелое сотрудничество для создания продуктивных взаимовыгодных отношений, как для роста, так и для успешного деления пирога, чтобы большинство людей были счастливы, приносит гораздо большее вознаграждение и оно гораздо менее болезненно, чем гражданские войны за обладание богатством и властью, которые приводят к подчинению одной стороны другой.

Приложение: Картина задолженности, неравенства и доходов штатов и городов США

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Вот тот же срез, если смотреть на 30 крупнейших городов.26

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

Приложение: главные империи

Рэй Далио - Новый мировой порядок. Глава 9

* Примечание: эти цифры приблизительны и с ними предпринята попытка отразить момент от роста глобального могущества до точки снижения глобального влияния (это наиболее актуально для многих европейских держав, которые могли существовать после указанных дат).

Говард Маркс "Нечто, представляющее ценность"

[1] Чтобы получить полное представление о том, что делает великих лидеров великими в различных обстоятельствах, я рекомендую готовящуюся к выходу книгу Генри Киссинджера о лидерстве.

[2] За этими циклами стоит множество разработок и изменений в психологии, которые варьируются от хороших достижений и соответствующих эмоций, которые приводят к гармонии и эффективности на этапах 2 и 3, до плохих событий и эмоций, которые приводят к борьбе и неэффективности на этапах 5, 6, и 1. Поскольку каждая стадия уникальна — например, стадия 5 выглядит почти противоположной стадии 3 — легко увидеть, в какой стадии находится какая-либо страна, хотя точные пункты перехода может и сложно определить, поскольку переходы имеют тенденцию сливаться с друг с другом.

[3] См. Приложение для более подробной информации о продолжительности существования крупных империй во времени.

[4] На основе исторического анализа девяти великих держав (всего около 2200 лет истории). Вероятность конфликта основана на серьезных случаях гражданской войны, восстания и революции, но исключает мирные революции, которые не изменили существующую систему. В анализе не учитывается вероятность возникновения конфликта в период, когда страна уже находится в разгаре внутреннего конфликта (и в последующие пять лет), чтобы избежать подсчета периодов, когда экономические условия были плохими из-за самого конфликта.

[5] Чтобы было ясно, когда финансы правительства в плохом состоянии, это не обязательно означает, что у него иссякнет покупательная способность. Но это означает, что риск того, что это произойдет, гораздо выше, чем если бы у правительства было прочное финансовое положение.

[6] Конечно, эти два вида борьбы не эквивалентны. Тем не менее, в обоих случаях я обнаружил, что люди сосредоточены на своих проблемах и сообществах и не понимают обстоятельств тех, с кем они не имеют прямого контакта. Во многих сообществах люди и, что самое большое, дети, отчаянно бедны и заброшены. Ощущается острая нехватка денег на такие базовые товары, как необходимые школьные принадлежности, питание и базовое медицинское обслуживание, а также чувствуется среда насилия и травм, которая делает цикл бесконечным, в котором дети воспитываются в интеллектуальной и физической нужде и получают травмы; это ставит их в невыгодное положение по мере того, как они становятся взрослыми, что затрудняет их возможность зарабатывать на жизнь, что замыкает цикл. Примите во внимание этот факт: недавнее исследование, профинансированное нашим фондом, показало, что 22% старшеклассников в Коннектикуте — самом богатом штате страны по доходу на душу населения — либо «не вовлечены», либо «исключены» из учебного процесса. Незанятый ученик — это тот, у кого уровень прогулов превышает 25% и который не учится. Исключенный ученик — это тот, кого система не может отследить, поскольку он выбыл из школы. Представьте себе последствия этого цикла через 10 лет, а также человеческие и социальные издержки. Наше общество не установило пределов того, насколько ужасной будет ситуация.

[7]https://www.pewresearch.org/politics/2019/10/10/how-partisans-view-each-other/

[8]https://www.prri.org/research/fractured-nation-widening-partisan-polarization-and-key-issues-in-2020-presidential-elections/>

[9]https://www.vox.com/xpress/2014/9/23/6828715/heres-how-many-republicans-dont-want-their-kids-to-marry-democrats

[10] От Натана Калмоу и Лилианы Мейсон, «Смертельная массовая партизанская деятельность: преобладание, корреляты и непредвиденные обстоятельства, связанные с выборами», Американская политическая встреча NCAPSA, 2019 г.

[11] Виконт Нортклифф, контролировавший чуть менее половины ежедневных газетных тиражей в Великобритании во время Первой мировой войны, был известен своими антигерманскими репортажами и был назначен правительством «директором пропаганды во враждебных странах» в 1918 году.

[12]https://news.gallup.com/poll/267047/americans-trust-mass-media-edges-down.aspx

[13]https://www.nytimes.com/2016/11/07/business/media/medias-next-challenge-overcoming-the-threat-of-fake-news.html

[14] Что может быть сделано? Новостные СМИ уникальны тем, что являются единственной сферой, которая работает без контроля качества или проверки своего влияния. Я и большинство других полагаем, что нашему правительству не пристало регулировать это, и в то же время полагаем, что нужно что-то предпринять, чтобы решить данную проблему. Возможно, если люди будут достаточно протестовать, средства массовой информации смогут создать саморегулирующую организацию для управления и создания рейтингов, как это сделала Ассоциация киноискусства. Я понятия не имею, что нужно делать, поскольку эта проблема не входит в мою компетенцию, и мне не следует излагать предложения, чтобы попытаться решить вопрос; однако я обязан указать на то, что мы живем в эпоху, когда сенсационность, коммерциализм и политическое желание манипулировать взглядами людей вытеснили точность и журналистскую честность в качестве основных целей большинства тех, кто работает в СМИ, и что это похоже на рак, который угрожает нашему благополучию. Если вы считаете, что поддельные СМИ, предоставляющие искаженную информацию, представляют собой проблему, и вам интересно наблюдать за СМИ / пропагандой, чтобы понять, что происходит и как это происходит, вот несколько, часто рекомендуемых пунктов, на которые следует обратить внимание. Спросите себя:

1. Состоит ли история из вызывающих эмоции, необоснованных обвинений или же факты подтверждены, а источники предоставлены? Когда факты откладываются в сторону, чтобы создать захватывающую историю, а источники не разглашаются, не верьте этой истории.

2. Приветствует или не приветствует автор ответы или аргументы, опровергающие то, что он утверждает, и хочет ли он или нет публиковать данные вместе с тем, что опубликовал он сам?

3. Соответствуют ли обвинения в рассказе тому, что было выявлено и доказано правовой системой? Если люди или группы обвиняются в средствах массовой информации в совершении плохих поступков, но они не были обвинены и признаны виновными в совершении плохих поступков в суде (что следует за процессом, который пытается взвесить доказательства, чтобы понять, что является правдой), по крайней мере, спросите себя, почему это так, и, вероятно, не верьте этой истории.

4. Если автор или издание проявили субъективизм, допустите, что они и их истории субъективны.

[15] Историкам требуется более 1000 смертей в год, чтобы назвать такой внутренний конфликт гражданской войной.

[16] В частности, после наполеоновских войн (когда на Венском конгрессе в 1815 году был установлен новый мировой порядок), Западная Европа и особенно Великобритания в целом пережили 100 лет мира, процветания и накопления огромных капиталов, пока не началась первая мировая война в 1914 году, за которым последовали очень болезненные и бурные 30 лет.

[17] В некоторых недемократических странах убивали также капиталистов.

[18] И в Римской республике, и в Афинах были элементы демократии, но не все могли участвовать или голосовать одинаково. Хотя демократии существуют тысячи лет, большинству людей было разрешено голосовать лишь недавно. Например, в США афроамериканским мужчинам не разрешалось голосовать до 1870 года, а женщинам всех рас — до 1920 года.

[19] Примечание: оттенок окраски указывает на степень поляризации.

[20] Хотя маловероятно, что третья партия умеренных в ближайшее время сможет избрать президента или большое количество сенаторов или представителей, не пройдет много времени до избрания тех нескольких, чьи голоса потребуются противостоящим партиям, чтобы получить желаемое, что дало бы таким умеренным большее влияние. Со временем это также дало бы умеренным избирателям и умеренным политикам возможность сформировать партию, к которой можно было бы присоединиться, и которая могла бы лучше отражать их предпочтительные позиции, что помогло бы свести на нет некоторый уклон в крайности.

[21] Аристотель, «Политика», IV.11 (перевод Стивена Эверсона)

[22] Классическими примерами являются Япония в 1988-90 годах, США в 1929 году, США в 2006-07 годах, Бразилия и большинство других латиноамериканских товаропроизводителей в 1977-79 годах.

[23]https://www.britannica.com/topic/Golden-House-of-Nero

[24]https://www.britannica.com/biography/Louis-XIV-king-of-France

[25]https://www.britannica.com/biography/Wanli

[26] Примечание: пара городов имеет положительную чистую стоимость (ликвидные активы превышают обязательства), а на графиках отображается как отрицательная. Анализ основан на данных различных правительственных организаций США и на отчете «Правда в бухгалтерском учете» за январь 2020 года: «Финансовое состояние городов».

Важная информация

Данные, содержащиеся в настоящем документе, являются актуальными на момент выхода статьи и нацелены исключительно на предоставление результатов наблюдений и точек зрения компании «Bridgewater Associates, L.P.» («Bridgewater»), доминирующих на момент написания материала, если только это не оговорено особым образом. «Bridgewater» не несет обязательств предоставления получателям данного материала обновленных либо измененных данных, отличных от содержащихся в документе. Производственные показатели и рыночная конъюнктура могут демонстрировать более высокие или низкие цифры, чем те, что задокументированы в настоящем материале. Одновременно с этим, информация, данные прогнозов и анализа, которые по своей природе могут представлять собой зависимые от временного фактора показатели, могли существенным образом измениться и не демонстрировать более точку зрения «Bridgewater». Утверждения, содержащие мнения с прицелом на будущее или прогнозы (либо иные формулировки соответствующего характера) подпадают под определение их как ряда потенциальных факторов риска и неопределенности, при этом они являются информативными по своей природе. Реальные производственные показатели могут, и, по всей вероятности, являются такими, что существенно отличаются от данных, предоставленных настоящим документом. Характеристики экономической деятельности прошлых времен не являются индикативными для результатов, ожидаемых в будущем.

Исследование компании «Bridgewater» использует данные и информацию из публичных, приватных и внутренних источников, включительно с данными по торговым сделкам «Bridgewater». Источниками являются: Австралийское бюро статистики, Bloomberg Finance L.P., Capital Economics, CBRE, Inc., CEIC Data Company Ltd., Consensus Economics Inc., Corelogic, Inc., CoStar Realty Information, Inc., CreditSights, Inc., Dealogic LLC, DTCC Data Repository (U.S.), LLC, Ecoanalitica, EPFR Global, Eurasia Group Ltd., European Money Markets Institute – EMMI, Evercore ISI, Factset Research Systems, Inc., The Financial Times Limited, GaveKal Research Ltd., Global Financial Data, Inc., Haver Analytics, Inc., ICE Data Derivatives, IHSMarkit, The Investment Funds Institute of Canada, International Energy Agency, Lombard Street Research, Mergent, Inc., Metals Focus Ltd, Moody’s Analytics, Inc., MSCI, Inc., National Bureau of Economic Research, Organisation for Economic Cooperation and Development, Pensions & Investments Research Center, Renwood Realtytrac, LLC, Rystad Energy, Inc., S&P Global Market Intelligence Inc., Sentix Gmbh, Spears & Associates, Inc., State Street Bank and Trust Company, Sun Hung Kai Financial (UK), Refinitiv, Totem Macro, United Nations, US Department of Commerce, Wind Information (Shanghai) Co Ltd, Wood Mackenzie Limited, World Bureau of Metal Statistics, а также Мировой Экономический Форум. Несмотря на то, что мы рассматриваем информацию из внешних источников как надежную, мы не несем ответственность за ее корректность.

Мнения, выраженные в данном материале, являются исключительно мнением фонда «Bridgewater» по состоянию на дату написания отчета и могут изменяться без предварительного уведомления. «Bridgewater» предлагает к рассмотрению производственную информацию относительно индексов, подобных индексу хежд-фонда «Dow Jones Credit Suisse», который может быть включен в данный материал. Вам следует признать тот факт, что «Bridgewater» может иметь существенный финансовый интерес по одной или более обсуждаемых здесь позиций и/или ценных бумаг либо деривативов. Сотрудники «Bridgewater» могут иметь обязательства по срочным сделкам при игре на повышение или понижение, могут продавать или покупать ценные бумаги либо деривативы, на которых есть ссылки в данном материале. Ответственные за подготовку данного отчета получают компенсационные выплаты на основании разного рода факторов, включая, помимо прочего, качество их труда и доходы компании.

Настоящий материал предоставлен исключительно в информационных и образовательных целях и не является предложением к продаже или предложением оферты к покупке ценных бумаг либо других упомянутых здесь финансовых инструментов. Любое предложение подобного рода будет составлено в соответствии с определенным инвестиционным меморандумом. Данный материал не образует собой личные рекомендации и не принимает во внимание конкретные инвестиционные задачи, финансовую ситуацию или нужды отдельно взятых инвесторов, которые подлежат обязательному рассмотрению перед принятием решений по капиталовложениям. Инвесторам следует обсудить, существует ли обоснованные причины для получения советов или рекомендаций в подобного рода изысканиях, касательно конкретных обстоятельств, и кроме того, определиться в отношении необходимости получения профессиональной консультации, включительно с рекомендациями юридического характера, по вопросам налогообложения, финансовой отчетности, инвестиционной деятельности и прочими консалтинговыми услугами.

Информация, предоставленная в настоящем документе, не нацелена на предложение достаточного базиса, на основе которого принимаются инвестиционные решения, тогда как решения о капиталовложениях не должны основываться на условных, гипотетических или образных данных, которые несут в себе неотъемлемые ограничения. В отличие от отчетности по реальным производственным показателям, условные или гипотетические результаты не отражают собой действительные торговые сделки или административные расходы и могут недостаточно учитывать или преувеличивать воздействие определенных факторов риска для рынков. «Bridgewater» не делает никаких утверждений, которые предоставит любой балансовый отчет, и не предоставляет никаких репрезентативных данных, которые, по всей вероятности, приведут к получению прибыльности, схожей с той, что демонстрируется на примерах. Стоимость и ценность объектов для инвестиций, на которые ссылается данное исследование, как и доход, получаемый в результате таких капиталовложений, могут быть неустойчивыми.

Каждое вложение капитала замешано на риске, а на фоне изменчивой или неопределенной рыночной конъюнктуры, могут появиться значительные вариации в ценности таких инвестиций и окупаемости по ним. Капиталовложения в хедж-фондах – это сложный и спекулятивный процесс, несущий с собой риск высокой степени, включительно с опасностью полной потери инвестором всего инвестиционного объекта. Инвестиционные показатели прошлых лет не являются руководящим принципом для будущих показателей, возврат по капиталовложениям не гарантируется, и может случиться полная утрата первоначального капитала. Определенного рода транзакции, включительно с теми, что затрагивают леверидж, фьючерсы, опционы и прочие деривативы, поднимают уровень существенного риска и не являются приемлемыми для всех инвесторов. Явления изменчивости в обменных курсах могут нести с собой ощутимое неблагоприятное воздействие на ценность определенных инвестиционных инструментов, на их стоимость, а также на доход, получаемый от таких объектов инвестирования.

Данная информация не была нацелена и не подлежала для распространения или использования любым физическим либо юридическим лицом, расположенным в любой из юрисдикций, где подобное распространение, публикация, доступность или применение противоречило бы применяемому закону либо регуляторным нормам, равно, как и в юрисдикциях, которые накладывают на компанию «Bridgewater» любого рода требования по регистрации или лицензированию в границах такой юрисдикции.

Ни одна из частей данного материала не подлежит (i) копированию, фотографированию или дублированию в какой бы то ни было форме и каким бы то ни было способом, а также не допускается (ii) повторное распространение материала без получения предварительного письменного согласия от компании «Bridgewater ® Associates, LP».

©2020 Bridgewater Associates, LP. Все права защищены.

Поделиться

Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к экслюзивным материалам

Поделиться

Блог

shutterstock_1548797354_1

Что делать с рублями и рублевыми активами?

Инвестиции связаны с будущим. Но как нам успешно инвестировать, если мы не можем ни предсказать будущее, ни контролировать его? Говард Маркс, Oaktree Capital ($164 млрд. под управлением)
shutterstock_1898381929_13

Как пополнить счет рублями <br> в Interactive Brokers

Краткая инструкция для создания и заполнения платежного поручения для пополнения счета рублями в Interactive Brokers
shutterstock_350416217_12

Говард Маркс — Ветра перемен

Мое внимание привлекают вовсе не «макроперемены» — что произойдет с ВВП, инфляцией и процентными ставками в следующем году, а скорее, «макроперемены», способные на долгие годы оказывать влияние на нашу жизнь.…
shild-pragmatos-back

Подпишитесь прямо сейчас

Зарегистрируйтесь на сайте и получите бесплатный доступ к эксклюзивным материалам
на сайте Pragmatos Capital: статьям,
переводам и обзорам рынка